Previous Entry Share Next Entry
Вглядываясь в Суицидаль: маленький давний случай
drlevi

Это письмо хранится у меня еще с советских времен, что по некоторым деталям легко понять. Но то главное и типичное для миллионов и миллионов семей, что описывается в письме, и к нашему времени ПО СУТИ нисколько не изменилось. Суть вот: непонимание взрослыми ребенка. Подмена душевного отношения "воспитательским" - функциональным.

12-летний шестиклассник пишет своей маме, которая находится на лечении в больнице; мальчик и его папа остались вдвоем.

Письмо написано мелким, но четким почерком на маленьком листке клетчатой тетрадной бумаги. Привожу полностью, без малейшей правки. Здесь и здесь - два листка оригинала. 

Мама!

Опишу тебе вчерашний день, как я его провел.

Встал рано (я теперь всегда так встаю) и пошел в школу в 10 мин. девятого. Вчера я в школе получил 5 по истории. Когда мы уходили из школы, я немного поссорился с Ерёминым, и, когда я стоял в очереди в раздевалку, он схватил мой портфель и спрятал куда-то его, а сам ушел. Я стал искать портфель, спрашивал везде, в раздевалке, в кладовке – нигде не было. Тогда я пошел домой без портфеля… Пообедав, и помыв тарелку, я поехал отвозить тебе электрокардиограмму. Приехал из больницы в 5 часов, позанимался музыкой и мне почему-то захотелось спать. Я лег и проспал до половины восьмого.

В 8 часов пришел папа, я ему рассказал о случае с портфелем. Он страшно рассердился, ругал меня, и послал в школу за портфелем. Я спросил его, можно ли мне будет погулять после того, как найду портфель? Он сказал: «Можно, но только до девяти часов».

Я пошел, но в школе очень долго ждал Клавдию Николаевну (классную руководительницу - прим. ВЛ) – у нее было совещание. Я все-таки дождался ее и долго потом еще ждал. Затем мы нашли портфель (он был в бытовом уголке) и я опять ждал Клавдию Николаевну, потому что она хотела идти вместе со мной домой.

Возвратился домой я в двадцать минут одиннадцатого. Гляжу – у папы очень сердитое лицо. Он еще ничего не сказал, как я ему все объяснил, почему я так долго задержался. Но папа оставался сердитым. Он показал мне книжку, на которой была на лицевой стороне обложки вот такая чернильная полоска (изображение полоски), а сзади – два чернильных пятнышка. Он стал ругать меня за то, что я «испортил» книгу. Я действительно читал эту книгу (А. Архангельский «Избранное»), но я не помню, чтобы я пачкал ее, может быть, это не я. Но дело не в этом.

Папа показал мне далее стул, на спинке которого была большая, свежая царапина. Это ошеломило меня. Я никогда ничего не клал на стулья, ни ног, ни всяких вещей (с тех пор, когда ты меня научила), однако, папа утверждал, что это сделал я. Я клялся, давал честное пионерское, но ничего не помогало, напротив, папа еще больше сердился. Кстати, еще я помыл только посуду, а кастрюлю не помыл. Это тоже один из предметов обвинения. В заключение папа сказал, что коньки он у меня забирает, и ушел в магазин. А мне стало так горько…

 Взгляд упал на пионерскую правду, на которой нарисованы мальчики с коньками подмышками, а у меня теперь нет коньков. Коньки мне подарили на день рождения, и, заметь, все подарки ко дню рождения у меня отобрали! И часы, и самописку, теперь коньки! И посмотри, за что у меня отобрали коньки! За случай с портфелем, за книжку, которую «портил» не я, за испорченные не мною стулья и, наконец, за невымытую кастрюлю….

Если ты меня хоть немного любишь и жалеешь, попроси папу, чтобы он вернул коньки, или я не смогу больше жить!

Твой Володя

Мальчик этот был довольно способным, учился легко, любил читать. Письмо написал грамотно, почти без ошибок (едва ли не единственная: «Пионерская правда» – с маленькой буквы и без кавычек). Спорт тоже любил, был энергичен, жаждал всяческого движения. Избалован не был, привык помогать по дому, беспокоился и заботился о здоровье родных.

            И вот психически и нравственно здоровый ребенок пишет письмо, концовка которого  недвусмысленно свидетельствует, КРИЧИТ – что из-за невыносимой душевной боли ребенок этот находится в пресуицидном кризисе: на грани самоубийства.

            Иной фыркнет: да что за повод? Подумаешь, отец отругал не совсем заслуженно, кого ж не ругают. Не избил ведь, даже не материл. Подумаешь, отобрали коньки, часы, самописку какую-то. Что за истерика? На жалость решил взять мамочку, чтобы воздействовала на папу? Манипулятор?..

Кто так подумает, тому бесполезно что-либо объяснять. Душевная тупость границ не знает и, за редкими исключениями, состояние необратимое. Детские переживания кажутся задубелым взрослым ничтожными пустяками, бурьками в стакане воды, или – когда ребенок входит в конфликт со взрослыми – злостными манипуляциями. И с крыш они прыгают, знаете ли, и вешаются, чтобы произвести впечатление и поманипулировать.

При той скудной жизни, которой жили тогда дети рядовых советских людей, и часы, и самопишущая ручка были для мальчика драгоценностями. И коньки были счастьем, кусочком свободы, кусочком любви – да! – это сейчас трудно себе представить, но так и было. В самом незначительном, на взгляд взрослых, предмете может сосредотачиваться для ребенка вся возможная радость жизни. И когда радость – подаренная! – вдруг подарившими отнимается, когда отнимаются и другие маленькие, но для ребенка огромные источники душевной подпитки – возникает НЕ СМОГУ БОЛЬШЕ ЖИТЬ.

И крик: «Если ты меня хоть немного любишь и жалеешь…»

Коротенькая, еще почти не бывшая жизнь висела на волоске.

              Папа мальчика не был жестоким человеком, не был тупым душевно. Был всего лишь обычным, психологически необразованным родителем, каких ПОДАВЛЯЮЩЕЕ большинство. Обыкновенным был честным тружеником, с обыкновенными житейскими зависимостями и тяготами, обыкновенной усталостью и раздражением. Воспитывал сына в убеждении, что главное – дисциплина и порядок, что нужна требовательность и строгость, что нарушения должны подлежать наказанию. Сына любил, конечно же, но что ребенок переживал – не ведал и не догадывался, как бесконечно важно в это вникать, чтобы понимать. Не представлял, что детскую душу можно и нужно постигать безоценочно, что с маленьким человеком можно и нужно вести диалоги как с существом равным, а быть может, и высшим.

Мальчик из тех лет (далеко не только из этого эпизода) вынес душевные шрамы, которые иногда воспалялись. Невыносимая, толкающая к самоубийству душевная боль с чувством безысходного одиночества, пробив однажды дыру внутри, возникала потом опять, уже по другим поводам, и во взрослости пару раз едва не…

Случай обычный и, Божьей милостью, благополучный. Остается добавить, что мальчиком этим был я, а папа успел понять, в чем был неправ.     


Пронзительно!
Спасибо!
(О Б-же, сколько же я ошибок понаделала...)

Какая страшная история! Своих детей, увы, не имела, а учеников никогда не давиа и доверяла им.

Читаю и плачу. Вспоминаю себя, как часто я вот также говорила "Не хочу больше жить", и слышала в ответ лишь "Не обращай внимания", "Ты слабачка, сдаешься перед трудностями", "Все проходит". Вспоминаю это чувство бесконечного одиночества и отчаяния, когда не кому пожаловаться и не к кому прижаться. Потому что все взрослые заняты работой и бытом. И мне хочется сказать спасибо Вам, всем психологам от Бога, которые помогают нам находить правильный путь, учат нас слышать и слушать своих детей.

(Deleted comment)
Спасибо, Владимир Львович. Личный пример - всегда самое проникающее. А клип от "generationp" на один пост ниже просьба посмотреть и, возможно, стереть. Очень уж он провоцирующий.

Ведь здесь два важных элемента, на самом деле. Ребёнку отказывают в любви и доверии. Но, кроме того, ему показывают, что у него нет ни чего своего, нет прав. Он вообще не субъект отношений, не личность, а объект приложения педагогики. И потом эти люди "без личности" взрослеют...

Edited at 2012-02-20 12:45 pm (UTC)

Оказывается, Вы ставили настройку, чтобы комменты другим пользователям не были видны. Так вот, они все равно видны. Что-то надо в настройках журнала поправить.

Доброго времени суток!
Пока читала, удивлялась тексту - такие сложные фразы, правильная пунктуация!- и вообще самому факту написания мальчишкой такого подробного письма. Ещё не дочитав, заглядывала в фотокопии листочков: неужели правда так запятые стоят?! Немного по-книжному выражается - разумеется, читает много. Одарённый ребёнок. Но с папой как будто в разных мирах. Какие кастрюли, какие стулья?! (При моём детстве уже, видимо, не было настолько дотошной бережливости. Мне вспоминается, что моя бабушка резко возражала, если ребёнка преследовали за испорченные вещи). Мама явно мальчику ближе. Может быть, это такое острое переживание одиночества, когда её нет?..
Ну, а когда дочитала до конца, вздохнула и улыбнулась :)))

да, что-то подобное было, и осталось дымкой в памяти...

Интересная штука - мироздание.
Как только ты вплотную подходишь к чему-либо, оно начинает выдавать тебе подсказки.
Главное - заметить, рассмотреть и понять.

Спасибо за историю, вспомнила один в один своё детство. Мама на специализации или на работе, мы с сестрой с отцом. Сестра младшая, вся домашняя работа на мне, мне 10 лет. Горькое одиночество, необходимость выживать опираясь на себя, чувство что меня не понимают и презумция виновности - эти камни в рюкзаке за спиной я таскаю всю жизнь. Ощущения дома, где меня любят и ждут так и нет. Уже, наверно, навсегда. В прошлом 3 детей, 3 мужей.
Могу сказать только одно: папа - испуганный ребёнок из-за болезни жены, из-за ответственности за сына, за дом. Папа ваш просто был испуган.

Я тоже подобное письмо маме писала когда то в 15 лет.
И помню что мама была очень удивлена от того что оказывается вот так болезненно и пронзительно можно реагировать на какие то обычные бытовые замечания и прочие "мелочи". А эти мелочи в определённом возрасте доводят до определённого предела.

Несколько мыслей по делу:

Мой опыт общения с суицидниками, а точнее - с людьми одержимыми приступами острой психалгии, настолько сильной душе-боли из которой уже несложно двигать свой ум в точку невозврата, воронку суицида - показал, что помощь им может и должна быть оказана именно в момент самого приступа. Им нужно -выговориться и, что важнее, почувствовать сопереживание...

Если не считать совсем запущенных случаев, когда возникает именно мания к смерти, когда смерть становится неким притягательным наркотиком... по истечению приступа боли опасность самоубийства снижается. Это особенно относится к детям и подросткам.

Создать возможность сопереживания можно двумя способами:

1) Иньским - из слабости к слабости. Т.е. - если вы сами испытывали нечто подобное. Тогда (взаимо)понимание возникает спонтанно. Ничего плохого в этом способе нет. Лично для меня слабость, женственность - священна.

Вы как бы протягиваете из своего страдания другому страданию, очевидно - более сильному - лучик взаимопонимания. Таким образом и себя лечите...

2) Яньским - из силы к слабости. Тут стоит пояснить: сила должна быть истинной, духовной, т.е. сочетаться с тонокой чувствительностью... Как ни парадоксально и странно - чаще всего она проявляется как юмор, некая действительно уместная несуразица.

Сколько раз меня самого из глубочайших воронок страдания вытаскивали какие-нибудь смешные и даже мистически-смешные события...

Тяжелейшая депра, второй месяц лежу пластом (лет 15-16 было), мысли о смерти уже начинают даканывать... И вот, посредине этого ада, в тот момент когда уже ВСЕ, когда начинаешь поглядывать на окно и думать "ну че? мож попробовать? давай - ХУЖЕ УЖЕ НЕ БУДЕТ" - в доме выключается свет...
В состоянии депрессии и психалгии все воспринимается болезненно - "ну вот - теперь даже телик не посмотришь". Начинается что-то вроде истерики... и тут свет включают, телевизор на секунду загорается и там зычный голос какого-то кино-актера говорит: "Саша, ты должен выжить!"
И телик тут же выключается.

Абсолютный шок. Депрессию снимает как рукой. Пробирает тупой, истеричный и вто же время очистительный РЖАЧ. Под этим девизом я и жил - до того момента, как не нашел свою медитацию. Тогда стало понятно - для чего я должен был выжить.

Edited at 2012-02-20 04:53 am (UTC)

Весьма выразительно про "яньское".
Подобные личные "кирпичики", хоть и чужие, как-то очень ладно ложатся в собственное мироздание.
Подобно вашему примеру, не раз замечал, что юмор, как в виде внезапного видения в свои тяжелые моменты себя со стороны в комичном ракурсе(удар судьбы пришёлся по нутру...), так и в виде неких эксцентричных жизненных обстоятельств словно держит тебя в прицеле экстренной помощи, спуская крючок смеха когда тебе невмоготу...

(Deleted comment)
(Deleted comment)
Господи, помоги мне не доводить до такого моих детей!

(Deleted comment)

Верю в вас, дорогие мамаши


Вы правильно всё видите, ни глаза, ни чувства, ни жизненный опыт вас не обманывают. Даже интерпретация происходящего ничем не отличается от среднестатистической по вашему возрасту:)

Когда сын станет старше, проблема не уйдёт. Сражения будут, на понимание сторон о необходимости переговоров и обсуждение требований всех трёх сторон, как правило, рассчитывать не приходится. Чтобы понять, с чем вы столкнулись, увидеть, так сказать, здание полностью, придётся отойти назад. Нужно время.

А ещё - вы и сами не знаете, сколько в вас силы. Пока всё это сдерживается "предохранителем" оправдания чужих действий и просто беспомощностью молодой матери. Но сила нешуточная.

?

Log in

No account? Create an account