Владимир Леви (drlevi) wrote,
Владимир Леви
drlevi

Categories:

МАТЕРНАЯ СЮИТА, продолжение

***


Лингвистическое приключение
Была у меня изба в Костромской глубинке, в доживавшей век деревушке. В краях тех, на некогда обильных урожаями просторах размером с Францию, редкими проглядышами ютились такие же опустевающие или уже совсем покинутые селения, отделенные друг от друга остатками бывших дорог, непролазями, продираться через которые могли только тракторы, а в сушь и грузовики с пьяными водителями (трезвыми за руль здесь не садились). Кругом заброшенные поля и глухие леса, где попадались еще волки, медведи и кабаны.

Однажды, заплутавшись на охоте, вышел я в сумерках к незнакомой деревне. Обитаемых изб в ней было около десятка, для здешних мест много. Попросился переночевать в первую попавшуюся. Пустили. Была с собой водка, это помогло.

Семейство состояло из жилистого рыжего мужика Николая, лет сорока, по виду давненько не просыхавшего, его жены Валентины той же кондиции, скрюченного сухонького старичка на печи, беспрерывно кряхтевшего, безмолвной парализованной старухи на топчане и четырех детей: двух прыщавых дочек-подростков, погодков, тоже рыженьких, шустрого востроглазого пацаненка лет десяти и сопливого малолетка с признаками олигофрении.

Пригласили за стол с самогоном и почти никакой закуской: лепешки из странного материала, что-то вроде толокна с примесью навоза. Я вывалил из рюкзака непочатую поллитровку и пару кусков черного хлеба. Под стаканчик-другой пошел разговор. Не стану описывать его детали, их и невозможно описать в силу полнейшей нецензурности речи всех участников, кроме одного, жалкими потугами пытавшегося соответствовать общей стилистике. Нематерных слов в лексиконе моих радушных гостеприимцев не оказалось ни одного, а при том речь была содержательна и богата смыслами. Говорили о здоровье (признался, что я врач из далекой Москвы), об огороде, о дровах, о грибах-ягодах, об охоте, о погоде, о водке, о чертях и леших, которые тут, как объяснили мне, водились в немалом числе. Вспоминали разные истории. В углу над столом висела икона Богоматери.

Осмелев под хмельком, я спросил у супругов, зачем они так неустанно ругаются матом, да еще и при детях, которые тоже не отстают. Вопрос озадачил и удивил. Ответ, перевод с матерного: мы не ругаемся. Мы просто говорим. Мы всегда так говорим. У нас все так всегда говорят. Это наш язык. У других, которые там живут (неопределенный жест в сторону леса), языки другие.  Но мы их языки понимаем, а они наш. Тебе в нашем языке что-то не нравится? Мат – это что такое?

Тут смекнул я, что эти милые искренние люди всего лишь говорят на своем местном диалекте, построенном исключительно на обсценной лексике, а понятия «мат» у них просто нет. Спросил: как называется ваша деревня? Как заселялась и строилась, когда, кем?
Ответ перевод с матерного: Матросово наша деревня. Сперва, при царе еще, был тут хутор, Матросов хутор, называли его и Рыжов угол, по цвету волос первооснователя. Матрос один рыжий во времена оны за какой-то проступок был отправлен на каторгу, сбежал и здесь поселился, избу построил, жену взял из ближайшего селения. Пошли у них дети, повыросли, пообженились, пообстроились, потом внуки...  Так и получилась деревня Матросово, половина людей здесь рыжие.


Все выстроилось в логическую взаимосвязь: на каком языке праотец матрос-каторжник говорил, на таком и потомки – с развитием, с разработками.

Ранним утром Николай с Валентиной опохмелились, поднесли маленькую старичку, предложили и мне, я отказался (опохмелился всего раз в жизни, экспериментально, чтобы проверить in vivo заверенную всеми  врачебными и психофизиологическими инстанциями прописку в алкоголизме: «с утра выпил – весь день свободен»). Заторопился домой. Как попасть к моей деревеньке или выйти на дорогу, дающую на это надежду, хозяева, как я понял после их долгих заботливых объяснений, не знали, да и о соседних с ней населенных пунктах не слыхивали; посоветовали поспрошать по другим домам. Послушал совета, обошел избы. Обитатели оных, все, к кому обращался, и трезвые, и уже с утречка поддатые, говорили ровно на том же матопроизводном наречии, и каждый словоохотливо, с горячим участием объяснял, как идти неведомо куда. Отправился наудачу, к закату добрался.


Продолжение следует
Tags: переводы с матерного, родная речь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments