Владимир Леви (drlevi) wrote,
Владимир Леви
drlevi

Categories:

Коллегам и не только

Три с небольшим года назад по просьбе коллег довелось написать и зачитать на видеозапись таковы слова.
Выложенные на моем сайте, как-то подзатерялись. Наткнулся, показалось, что не устарело.

Психозой грядет?

обращение к коллегам на Саммите Психологов

заметки к V ежегодному Санкт-Петербургскому саммиту психологов «Технологии успеха»

публикуется текст, переданный по видеозаписи


Уважаемые коллеги, дорогие друзья!


Рад приветствовать вас в это чудесное время в чудесном городе Петербурге, колыбели российской психологической науки и научно-практической, помогающей психологии.
 Хорошо, что у нас в стране мало-помалу заново образуется, после тяжелого перерыва, коллегиальное психологическое сообщество. Хочется верить, что оно станет составной частью более широкого гуманитарного сообщества людей, работающих с людьми с разных сторон и уровней – врачей, педагогов, юристов, социологов, социальных работников, артистов, художников, работников СМИ...
          Армия человековедов и человекопрактиков сейчас нужна и нашей стране, и всему миру. Мы живем в предрассветных сумерках человечности, в самом начале, еще только ВОЗМОЖНОМ начале психозойской эры. Только-только занимается заря психологической культуры, постепенно надстраивающейся над культурой материальной. От этой тонкой надстройки зависит, выживет ли человечество.
             В геноме человека около 95 процентов генов тождественны с генами шимпанзе. Со свиньей тоже очень много общих генов. Меньше 5 процентов наших генов делают нас людьми. Меньше 5 процентов чисто человеческой ДНК позволили создать языки, экономику, технику, науку, образование и искусство. Но хватит ли этих маленьких процентов вживленной в нас биологической человечности для того, чтобы построить мир человечности? Мир взаимопонимания, мир добра, любви – истинно ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ мир, или, говоря по-христиански, царство Божие на земле?
          Не все определяется генами. Культура, возникнув из биологического потенциала, далее созидает себя сама, набирая силу саморазвития – а если не набирает, то с неизбежностью погибает. Пять процентов нашей генетической человечности, похоже, еще не используются и на один процент. Биологический потенциал психологической культуры человечеством еще почти не задействован – современная цивилизация высоко технична, но низко-психологична. Наша задача – сделать цивилизацию высоко-психологичной. Психологическая культура – наша сверхзадача, наше ЗАЧЕМ – объединяющий смысл для всего того, что мы делаем и что ищем.
        Для преобразования мира полуживотной техничности в мир одухотворенной человечности нам бы добавить к навыкам социального поведения пять процентов психологической культуры, она же – интеллигентность (5% – это, конечно, некая метафора, а не математическая выкладка). Пять процентов психологичности. Пять решающих процентов, меняющих мир человеческих отношений. Мы и работаем на эти проценты, чтобы они вошли в жизнь, как вошло электричество, залившее города и дома светом.
          Чтобы свет психологической культуры вошел в души.


Нет помощи, где нет любви
 Бехтерев сказал: «Если больному после беседы с врачом не становится легче, то это не врач». Можем смело заменить слово врач на психолог. Если у человека после беседы с психологом не становится светлей на душе, значит, это был не психолог.
        Светлей на душе у человека, которому темно жить, может стать, только если в нее входит свет из души собеседника. Квалифицированный собеседник с душой, светящей другому, и есть, собственно, психолог, «душеслов» по далевскому словарю.
           Опыт каждого дня психологической практики: без души никак. «Нет истины, где нет любви», – как сказал на века Александр Сергеевич. И НЕТ ПОМОЩИ, ГДЕ НЕТ ЛЮБВИ. Психотехнологический цинизм не проходит, остается фуфлом. Никакие школы и методы не работают, если не прогреваются личным душевным теплом работающего, если не излучают любовь.

Министерство психологической культуры – слабО?
 И вот вопрос, вот проблема, которую мы вряд ли разрешим, но которую крайне необходимо осознать во всем объеме и значении – и открыто поставить и перед нашим профессиональным сообществом, и перед широкими кругами общественности и властями.
             Ни для кого не секрет, что люди, БОЛЬШЕ всех нуждающиеся в психологической помощи, могут платить за нее МЕНЬШЕ всех. Люди малоуспешные, дезадаптированные. Люди, находящиеся в тяжелых состояниях и/или тяжелых жизненных обстоятельствах.
          Это не единичные случаи. Это огромная масса. От четверти до трети населения России живет за чертой бедности или около. Это и есть основной, преимущественный по численности контингент тех, кому более всех требуется помощь психологическая, а также психиатрическая и наркологическая. Массовое психологическое неблагополучие. Достаточно посмотреть на лица людей на улицах, в транспорте… Это наша человеческая среда: большинству жить темно. Мало радости, мало смысла.
           С деловой точки зрения естественно и понятно, что каждый, зарабатывающий свои деньги работой с людьми, будь то юрист, врач, преподаватель или наш брат психолог, стремится иметь клиентуру достаточно платежеспособную. Именно эта естественность, естественность бизнеса, и таит в себе огромную социальную опасность – и УЖЕ реальность того, что огромная масса людей – весь нижний уровень социально-экономической пирамиды – остается вообще без психологической помощи и поддержки, или с таковой очень низкого качества, а то и откровенно шарлатанской и злонамеренной.
        Так, вместе с растущим финансово-экономическим расслоением, нарастает масса дикого примитива, где царствуют дремучее невежество, брутальность, хамство, насилие, наркомании, криминал и прочие разновидности социального зла. Как мы хорошо знаем из истории, такая оставленная на произвол своей темноты дремучая масса становится гремучей, перехлестывает через барьеры всех социальных сдержек, и мы получаем то, что получалось в революциях и в фашистских режимах, во всех кровавых катастрофах, приводивших к гибели государств и империй.
          Нельзя, живя по принципу «здесь и сейчас», не видеть, к чему это «здесь и сейчас» ведет. Очень было бы правильно, чтобы каждый из нас, наряду с оправданным стремлением заработать побольше, отдавал бы дань благотворительности: работал бы и с неимущими и малоимущими.
         Мы ведь и сами, как наши врачи и учителя, в большинстве относимся к категории малоимущих. Если современный рядовой психолог – школьный, допустим, или клинический, возымеет собственную нужду в квалифицированной врачебно-психологической помощи, – скажем, в психоанализе, в сеансах гипнотерапии или большом тренинговом курсе, он вряд ли сможет эту помощь оплатить!
         Всем нам вместе стоило бы подумать, как общими усилиями разработать программу квалифицированной психологической помощи для малоимущих слоев населения – адекватно финансируемый общенациональный проект.
 Конечно, такая задача – прерогатива государства, нормального государства – его прямая обязанность. Но сегодня, увы, нормального государства, заботящегося о своих гражданах, у нас по-прежнему нет.
          В положении вопиющего государственного небрежения находится и наше несчастное здравоохранение, и образование, и вся культура. К чему это ведет, уже видно: к нарастающей деградации – культурной и нравственной, душевной и умственной. А сытые правители, заботясь только о своей несменяемости, лопочут о какой-то конкурентоспособности, о какой-то модернизации. Нельзя с этим покорно смиряться, сидя по своим углам и занимаясь поодиночке только своим личным эфемерным успехом. Соединенными усилиями нашего профессионального сообщества, в соединении с усилиями коллег по смежным гуманитарным областям, можно и нужно пробить важные и, быть может, в перспективе спасительные социальные инициативы. Почему бы, скажем, не быть в России Министерству психологической культуры и психологической помощи?.. Утопия?.. Да. Но ведь нужно же это, нужно что-то подобное, безотлагательно нужно!..

«Возьмемся за руки, друзья…»
 Сегодня российская практическая психология в отличие от советского времени, когда начинал ваш покорный слуга, – уже достаточно разработанная и дифференцированная социально-профессиональная ниша. Но ее нравственный вектор не определен и этическая направленность по меньшей мере сомнительна. Психологи, по идее, должны помогать психологически наивным людям защищаться от обмана, эксплуатации и всех видов манипуляции и насилия. Но на деле сегодня психологи сплошь и рядом помогают одним людям успешно обманывать, порабощать и эксплуатировать других. Психология этически биполярна: может работать и для человека, и против человека. Выбор полюса, выбор нравственного вектора – вопрос совести каждого из нас.
             Как профессиональное сообщество мы пока что не существуем. Разобщены, разрознены, атомизированы. Рынок делает нас конкурентами, и вместо взаимной поддержки и понимания, взаимной учебы, взаимного творческого роста возникает хищническая борьба, убивающая самый смысл, самую суть нашей работы.
             Нельзя, следуя близорукому сиюминутному эгоизму, вестись на рыночный фетиш. Нельзя в слепоте душевной поддаваться духу отчуждения и цинизма и конвертировать великую миссию психолога в психобизнес – это путь в пропасть.
             Чтобы остановить эстафету зла, готовую погубить – и УЖЕ губящую и наших с вами детей, – всем нам нужно с доверием и доброжелательством друг к другу объединиться и противопоставить мерзости духовного запустения наше психологическое творчество, питаемое энергией сострадания.
             У нас есть для этого возможности – наши знания и умения, пусть пока недостаточные, ограниченные, – они будут расти, если мы будем вместе, добывая истину о человеке и помогая людям, создавать мир психологической культуры.
         «Возьмемся за руки, друзья, возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке».
         В добрый час, дорогие коллеги!
        

2 июня 2011 г.
 Владимир Леви

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments