Previous Entry Share Next Entry
"Светел сердце пронзающий луч..."
drlevi

О Валерии Рыбакове и его поэзии

Радость, счастье – принимать творческого гостя такой высоты... И честь немалая –осуществить первую его публикацию в интернете.

С Валерием Алексеевичем Рыбаковым я познакомился еще в годы моего первоавторства в журнале «Семья и школа», где он редакторствовал. Крестный отец новорожденного «Нестандартного ребенка» (принимал первый, журнальный вариант), он и ныне там, в моей литературно-психологической alma mater. И все такой же: и внешне (ну разве чуток седины прибавилось в уютных усах), и внутренне.

А какой он внутренне – об этом лучше всего говорят его стихи и те удивительно емкие и сказанным, и недоговоренным краткие строки, которые их сопровождают. В том, как он пишет (почти НЕ) о себе и о других, сквозит интеллигентность чеховской выделки, которую ощущаешь и при общении с ним. Легкий и глубокий, ироничный без агрессивности, открытый без откровенничанья...

Однажды мне довелось побывать у него дома. Дом такой же, как он сам: нисколько не показушное, в высшей степени человечное жилище, где все камертонально точно по соответствию внутреннего и внешнего. Все доброе, светлое и безжалостно понимающее.

Валерий Алексеевич в ту пору уже несколько лет жил один, на столе – портрет ушедшей Любимой... Угощал меня чаем и вареньями собственного производства. Беседовали о том – о сем, а вот о стихах ни слова, даже и не признался, что пишет. Прикидывался просто редактором. А на самом-то деле...

Узнал я об этом совсем недавно, когда Валерий Алексеевич нежданно-негаданно появился на презентации одной из моих книжек и подарил две своих. Одну из них – «За треть века. Стихи 1964 – 1999 годов» – вы сможете сейчас здесь прочесть. Готовится к выкладке и вторая – «Смеркается...»

 

Не буду много говорить об этих стихах. Скажу только, что по моему ощущению они чудесны, сильны, а некоторые гениальны. Я был совершенно потрясен, едва начав их читать. Трудно было оторваться. Помимо огромной художественной силы, мощи метафор и удивительной свободы языка, в поэзии Валерия Алексеевича явлена огромная культурная жила, нить эстетической и духовной преемственности, идущая еще из серебряного века и поразительным образом прошедшая сквозь огни, воды и медные трубы духоуничтожительной советской машины. То, что в стихах этих так много боли и скорби, нисколько не угнетает, не подавляет, не гасит дух, не внушает пессимизм – наоборот, прибавляет душевных сил, придает воли – жить. Так работает настоящая высокая поэзия. Кладезь сокровищ. Низкий поклон, великая благодарность вам, Валерий Алексеевич Рыбаков. Слово – вам.


?

Log in

No account? Create an account