Previous Entry Share Next Entry
Садизм для самых маленьких
drlevi

Из письма заочной пациентки
Папа рассказывал, что любил мне, годовалой, очень жалобно приговаривать: «Ну что, Леночка? Ну что, матушка?» – до тех пор, пока я не заливалась слезами. А когда года два мне было, папа пел песенку: «Вышла кисонька из кухни...»
Я навзрыд начинала рыдать. У Вас читала про эту несчастную песню...


Бог мой, как же долго тянется история взрослого художественного садизма над детьми. И до сих пор еще эта пыточная, надрывно-идиотическая песенка звучит в детских садиках, в музыкальных школах. И хуже того, рекомендуется в качестве психологического тренинга для детишек! Цитирую по книге М. А. Чистяковой «Психогимнастика»:

Психологический этюд «Повар – лгун»
Ведущий читает стихотворение:
Идет кисонька из кухни.
У ней глазоньки опухли.
– О чем ты, кисонька, плачешь?
– Как же мне, кисоньке, не плакать?
Повар пеночку слизал
И на кисоньку сказал.
Звучит музыка В. Калинникова «Кисонька». Ребенок изображает повара. Он делает вид, что лижет пенку с молока, разливая его по воображаемым кружкам. Повар идет к ребятам и раздает им кружки с молоком. Дети спрашивают: «Где пеночка?» Повар отвечает: «Кисонька слизала». Они выпивают молоко и отдают свои кружки, повару. Повар уходит. Входит ребенок, изображающий плачущую кисоньку. От нее дети узнают, что повар – лгун. Повар слышит это и прячется. Дети ищут повара, находят его и ведут к кисоньке. Повар просит прощения у кисоньки.

Не берусь оценивать все вышеозначенное пособие, но, да простит меня автор и читатели, этот этюд «Повар-лгун», ИМХО, – просто классика душевного дебилизма.
Для ребенка, наделенного нормальной способностью к сочувствию, и слушать ее, и тем более, петь – тяжкая неразрешимая душевная мука. У меня из-за этой «Кисоньки» (слова тупые, но мелодия написана дьявольски талантливо) полетело к чертям музыкальное образование: в первом классе музыкальной школы заставляли петь ее вместе с хором остальных детишек, я не выдерживал, ревел в голос с градом слез, убегал... До сих пор эта травма где-то во мне живет, заноза не вытащена. И если бы только у одного меня...
Загадка, над которой стоит поломать голову: почему и зачем в нашем российском менталитете там и сям разбросаны эти занозы, которые взрослые с упорством, достойным лучшего применения, всаживают в обнаженные беспомощные детские души.
«Идет коза рогатая за малыми ребятами»... «Остались от козлика рожки да ножки»... «В траве сидел кузнечик... Не думал, не гадал он, никак не ожидал он такого вот конца...»
Вот и всеми любимая и уважаемая Агния Барто туда же:
Идет бычок качается,
вздыхает на ходу:
«Ох, доска кончается,
Сейчас я упаду!»

Ну кто же не знает и всеми фибрами дошкольной души не помнит эту вечную на все времена классику фрустрации. Счастье еще, что большинство детишек повторяет эти стишки механически, в трансе подражания и в гипнозе мастерски сделанной фонетической структуры четверостишия. Жуткий смысл происходящего до большинства не доходит. Но ведь есть и не менее значительное чувствительное и мыслящее меньшинство. Жена рассказывала мне: «В детском садике каждого из нас, ребятишек, заставляли идти по наклонной досточке и твердить вслух наизусть стишок про Бычка. Не знаю, как другие дети, но я, будучи всего лишь трехлеткой, смутно чувствовала, что этот стих не о бычке, а о конечности человеческой жизни... И такой бесславный конец наводил ощущение тоски и безысходности...»
И на меня тоже, помню, это наводило такое же гнетущее ощущение, и мучительно хотелось либо сразу забыть этот стишок, но это не получалось, либо подставить бычку какую-нибудь мягкую подстилочку, чтобы он не расшибся. Или со злостью крикнуть: «А зачем ты полез-то на эту доску, дурак?!» Вот так рождаются будущие психотерапевты :)

Говоря же совсем без шуток, стихи такие писать опасно и для самого автора. Вести своих героев к безысходному концу – значит бессознательно программировать подобные события в собственной жизни. Примеры тому – и Пушкин, и Лермонтов. Вот и у Агнии Львовны трагически погиб в восемнадцатилетнем возрасте от нелепой случайности единственный сын.

Чтобы закончить это размышление на чуть более оптимистической ноте, вспомню еще одно не слишком психотерапевтичное и такое же знаменитое детское стихотворение Агнии Барто.
Наша Таня громко плачет:
Уронила в речку мячик.
Тише, Танечка, не плачь,
Не утонет в речке мяч.

Этот стишок заканчивается на ноте утешения, что все, мол, не так страшно, как тебе кажется. Мячик не погиб, мячик будет жить. Но и этот стих, помню, у меня-ребенка вызывал смятение и бурный протест, и я даже досочинил его:
Утонуть-то не утонет,
Только кто ж его догонит?

У меня-то у самого мячики не раз падали в реку и уносились по течению безвозвратно...

 


  • 1
По-моему, этот цикл называется "Игрушки". И была такая игрушка - бычок, который переставляет ноги, если стоит на наклонной доске, спускается по ней и в большинстве случаев падает. Так что здесь Барто не виновата, описывала как есть. Но в принципе да, получается, что все - сплошной негатив. Там еще есть "Зайку бросила хозяйка, под дождем остался зайка", тоже очень жалобно.

Когда-то поразил рассказ М.Веллера о том, как он мальчиком смотрел в театре сказку «Мальчик с пальчик»
http://readr.ru/mihail-veller-moe-delo.html?page=4#
«Тут вспыхнул синим и серебряным ночной лес, и братья-марионетки пошли по нему, и шептались они тревожно, и ждали беды. Ну, и попали в какой-то замок, где их должны были сожрать. Я покрылся холодным потом. «Это же куклы», – успокоила бабушка.
И тут вошел настоящий людоед!!! Здоровенный волосатый бородатый зубастый мужик с огромным ножом за поясом на толстом брюхе!!! Страшный и жрущий детей!!!
Не помня себя, я заорал благим матом. Я зарыдал и усунулся бабушке в живот. (Много лет спустя мне стало казаться, что людоед слегка смутился.)
Бабушка проявила твердость в воспитании мужчины, непосредственно переходящую в идиотизм, садизм и нарушение общественного порядка. Вместо того, чтобы вынести меня из зала к чертовой матери, она стала зажимать мне рот, качать на коленях и убаюкивающе шипеть в ухо, что все кончится хорошо».

Оказывается, про кисоньку слова народные! Есть вологодский и нижегородский вариант песни. И там ещё жёстче,кисонька мучается не только морально:

https://vk.com/feed?section=comments&w=wall-48536705_3101

Идёт кисынька из кухни
у ней глазыньки напухли

Об чём кисынька ты плачашь
об чём серенька рыдашь

Как мне кисыньки не плакать
как мне серой не рыдать

Повар пеночку слизал
и на кисыньку сказал

Меня били били били
даже ножку перломили

вот и я и плачу
на трёх ножках скачу.

Ещё лучше:
Идет кысонька из кухни
У ей глазоньки подпухли,
- О чем ты, кысонька, плачешь?
- Как мне, кысоньке, не плакать?:
Повар кашку варил
Да и пенку слизнул,
Пенку слизнул
И на кысоньку свалил,
Хотят кысоньку убить,
Белы лапки отрубить

Другие народные колыбельные песни тоже жесть. Какое счастье, что я этого не слышала в детстве!

...А в кота буркота
да была мачеха лиха

Она била кота
и журила кота
приговаривала

Приди котик ночевать
да приди Лизу мне качать.


...Баю баю баюньки
спи мой мальчик маленький
спи мой мальчик маленький
остался без маменьки

Пойдём в тёмненькай лесок
под ракитовый кусток
выкопаем ямку
закопаем мамку
будем жить да поживать
да нашу мамку вспоминать.

...Бай да люли
хошь сегодне умри
хошь сегодне умри
завтре похороны
папка с работки
гробок принесё
бабушка у свецьки
рубашку сошьё
мама у пецьки
блинков напекё
будем йись поедать
да и Маню вспоминать

Edited at 2014-10-31 05:47 pm (UTC)

М-да, духоподъемно. Некрофилия в цвету.

Edited at 2014-11-01 08:43 pm (UTC)

Фольклор - загадочное явление, там всему находится место, даже кисонькам с отрубленными лапками...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account