October 5th, 2010

Мой столетний Вундердядя

сегодня 100 лет профессору Юрию Аркадьевичу Клячко

Читатели повести «Леонардо Подбитый Глаз» в моем «Нестандартном ребенке», наверное, встрепенулись: «Тот самый? Гениальный Клячко?..»
Не тот самый. Но гениальный.

Герою своей повести Владику Клячко, не мудрствуя лукаво, я дал фамилию своей мамы и ее старшего брата – моего дяди Юры, он же профессор Юрий Аркадьевич Клячко, именитый химик, физико-химик и биохимик, военинженер 1 ранга, полковник, автор 850 научных работ, шести книг и двадцати изобретений, учитель целого поколения ученых и практиков. Человек-феномен, человек-фейерверк. Обладатель невероятной памяти, фантастической эрудиции и универсального интеллекта.

Мой единственный родной дядя. Всю жизнь знаю его. Всю жизнь обожал и обожаю. Когда ему исполнился пятьдесят один год, то есть, пятьдесят с хвостиком, помнится, написал ему приветственный стишок:
Если вам полста и хвост,
путь дальнейший очень прост:
жизнь свою начав с хвоста,
бодро топайте до ста.
Дяде Юре понравилось это предложение, он его запомнил. И вот сегодня ему исполнилось ровно сто. Он, правда, до этой даты немного не дотопал – ушел около 94 лет... В девяносто еще читал лекции, руководил научными работами и был неотразимым мужчиной. На этой фотографии ему 92. Трудно поверить, правда?.. Еще труднее поверить, что в возрасте от пятидесяти до шестидесяти он перенес несколько тяжелых инфарктов, страшенный тромбофлебит, едва не отправился на тот свет, но выжил, окреп, женился, родил ребенка...Болезни его не щадили, а он не щадил их и себя и жил на всю катушку. Огромная сила духа.

 

Collapse )

Семья как проверка на гениальность

Мыслеотзвук к одной из предыдущих записей – цитате из Лескова: «Самые умные люди покупают себе сапоги с гораздо большим усердием, чем выбирают подругу жизни».
Не знаю, имел ли Николай Семенович в виду своего современника Толстого, затмившего его своей литературной славой, но пример семейной драмы Льва Николаевича подходит к этому высказыванию один к одному. Нужно было постараться найти столь вопиющую несовместимость, какая была у Льва Николаевича с Софьей Андреевной. Долгие десятилетия тихой душекровопролитной семейной войны, хронический нарыв, кончившийся бегством Л.Н. из дома и его смертью. Воистину есть над чем поразмыслить исследователям взаимоотношений полов и семейной психологии. Вдумываясь в эту историю, невольно приходишь к мысли, что счастье или несчастье в семейной жизни – дело ума не только человеческого, но и сверх того. Может быть, самым умным и самым достойным людям семейное несчастье посылается и как вызов, как испытание, как средство для напряжения духа, рождающего великие плоды, но не для себя, а для других. Недаром Сократ сказал молодому ученику: «Попадется хорошая жена, станешь счастливым. Попадется сварливая – станешь мудрецом».