October 15th, 2010

Выбор выбора

Одна из ведущих причин вашего уныния мне стала, кажется, яснее. Говоря открыто и прямо – N. вам совсем не ровня, и интеллектуально, и личностно. Не вашего «профсоюза». Да вы это и сами отлично понимаете. И в то же время полагаете, что у вас нет другого выбора, ни у него, ни у вас. Что вы обречены друг на друга, такой вот капкан судьбы, бункер, в котором вы якобы оказались.
А на самом деле это не так. При всем том, что судьба вас так прижала друг к другу в этом уголке земли, вы оба – свободные люди. Это не значит, что кому-то из вас надо другого бросать и искать где-то что-то. А значит просто, что вы свободны, важно только это ОСОЗНАВАТЬ. Если вы совершите выбор в пользу N., то пусть это будет свободный выбор вашей души и разума, со всей трезвостью – свободный, а не вынужденный, не «на безрыбье…» Если вы примете и осуществите такое полностью свободное и осознанное решение, то и отношения ваши с N. будут складываться по наилучшему из возможных сценариев, по крайней мере, с вашей стороны. Их место и значение в вашей душе и в вашем сознании не будут ни гипертрофированы, ни принижены, и если даже это будет выбор не столько любви, сколько осознанного долга, то вы его будете исполнять с легкой душой, и останетесь свободной для многого иного.
Если же выбор не будет вами чувствоваться и осознаваться именно как свободный, без подспудного внутреннего протеста душевной глубины – то лучше его не делать… А устремить жизнь в поиск самореализации, в поиск новых жизненных проектов.
В наше время человек, у которого есть компьютер с интернетом, находится на связи с целым миром, и в любой точке земного шара может затеять и бизнес, и разнообразные общения, найти новых друзей, новые интересы и т.д. Вот написали же вы мне, и вышли со мной на прямую связь, хотя какое-то время назад это, наверное, казалось вам не реальным. И мне тоже казалось, например, не реальным, что я буду переписываться с людьми изо всех стран Европы, из Австралии, из Китая, из Штатов, из Аргентины, из Англии, из Канады… Не мог представить себе, что после шестидесяти лет женюсь на юной красавице, а вот случилось же.
Если отбросить оковы страхов, и устремиться смело навстречу неизведанному, то всегда жизнь будет открывать свои новые и иногда чудесные грани. Чего от души вам желаю.

Врет иль не врет, вот в чем вопрос

Сильно задолжал, тяну и тяну с ответом на письмо одной молодой даме, попросившей меня помочь ей избавиться от вранья. Не от чьего-то – от ее собственного. Проблема серьезная: хочется человеку быть честным, не хочется врать – а не получается: врет и врет. Обещал написать, как решить эту задачу – решение знаю. Но не получается написать – некогда, все наплывают всяческие неотложности… И обидно: письмо уже в голове почти все готово, страниц так на сорок, на небольшую брошюрку, а написать все никак.
За время моего молчания дама, как написала в одном из повторных писем, сама успела врать отучиться, правда, только наполовину – но ведь уже достижение. А хочется уж совсем, на корню вытравить это дело!.. А мне-то как хочется ей написать, как не терпится! Но вот, поди ж ты, не получается. И думает дама, чего доброго, что и я тоже… с той же проблемой…
Ладно, пока не письмо напрямую, так хоть приближение соорудим к грандиозной теме, заход с одной из сторон.
Даме, желающей отучиться врать – браво-брависсимо. Подавляющее большинство обитателей нашей планеты волнует не собственное вранье, а чужое: как обезопаситься, как раскусить.

Из давнего интервью
– Могли бы вы ответить на такой вопрос: кто честнее, порядочней кто - правши или левши?
– Честность - функция не одного полушария мозга, а двух вместе взятых, работающих на службе души. Если хотите определить степень искренности своего собеседника-правши, послеживайте за тем, как ведет себя левая половина его лица - она управляется по преимуществу правым, "эмоциональным" полушарием мозга. А чтобы понять его отношение лично к вам, его скрытые намерения - повнимательнее приглядывайтесь, полностью ли соответствует мимика правой и левой сторон лица, а также жестикуляция правой и левой рук. Чем мимика и пантомимика асимметричнее, тем вероятнее вас обманут и кинут. У самых искусных лицедеев двигательная асимметричность, выдающая фальшь, приближается к минимальной, но все же и ее можно подсознательно уловить - в этом случае мозг наш срабатывает как тончайший анализатор, и новейшие компьютерные исследования эту его блистательную способность самым убедительным образом подтверждают. Главный детектор лжи, как предполагали еще и Лев Толстой, и Шопенгауэр, вмонтирован в человека, в каждого из нас - нужно только уметь им пользоваться...

«Жив, следовательно ненадежен»

Из новой книги «Доктор Мозг: психология психологов»

Собеседница Ольга Катенкова – Знаменитый «детектор лжи» – это исследование биотоков?
ВЛ – Не только. Детекторы лжи – их теперь множество разновидностей, большой спрос, крупный бизнес – представляют собой полиграфы, сиречь многописцы: приборы, одновременно записывающие целую кучу физиологических показателей. Кровяное давление, частота и глубина дыхания, частота мигания; температура лица, электрические свойства различных участков кожи, тонус сосудов там и сям, напряжение глазных яблок, непроизвольные движения разных мышц и их биотоки, ЭЭГ, ЭКГ (электрокардиграмма)… Во время записи этой объемной меняющейся картины с человеком беседуют на значимые темы вперемешку с незначимыми. Человека тестируют, человека допрашивают, человека усыпляют, обольщают, осведомляют, запугивают, развлекают…
ОК – И все с единственной целью – определить, врет или говорит правду? Жулик или честный, преступник или законопослушный, можно верить ему или нет?
ВЛ – В нашем царстве недоверия – да, увы, с этой одной-единственной целью: узнать, верить можно или нельзя.
ОК – И узнать удается? Цель достижима?
ВЛ – Достижима частично. Узнать удается, но не всегда. И лишь вероятностно.
Все показатели полиграфа, ЭЭГ в том числе, так или иначе свидетельствуют о состоянии человека, о его эмоциях. И все могут сообщить о том, что нечто существенное, нечто важное или даже сверхважное происходит в какой-то миг в его сознании и подсознании. А вот что именно происходит, что содержательно, что конкретно – вопрос, на который никакие приборы ответить пока не могут.
ОК – Если при упоминании имени убитого человек, подозреваемый в убийстве, покраснел или побледнел, затаил дыхание, на миг отвел взор, или наоборот, напряженно остановил его, или замигал, или чуть дернул плечом или коленом, или напряг желваки или мышцы живота…
ВЛ – …или ничего такого – но на самую малость вдруг почему-то изменилось электрическое сопротивление кожи его руки, совсем чуть-чуть ёкнул пульс, а на ЭЭГ на пару мгновений появился так называемый Тэта-ритм…
ОК – Да, да – и что? Этот человек – убийца или как-то причастен к убийству?
ВЛ – Может быть, да. А может быть, нет. С вероятностью, допустим, семьдесят из ста – да. Но и оставшиеся тридцать – вероятность не маленькая.
Есть люди, у которых кровяное давление при измерении оказывается повышенным потому, что оно повышено само по себе. А есть и такие, и их немало, у которых давление нормальное, но повышается в результате его измерения, из-за самой процедуры, из-за процедурного напряжения и волнения. Есть девочки, краснеющие при упоминании имени только того мальчика, в которого они влюблены. А есть не влюбленные ни в кого, но краснеющие лишь от того, что в какой-то миг кто-то мог бы подумать, что влюблены…
ОК – Я от одной только мысли, что меня будут обследовать лживоловкой, покраснела бы одной половиной лица, побледнела другой, полезла бы на потолок и дала зашкаливание по всем показателям…
ВЛ – Эмоциональной лабильностью это называется. Плюс живость воображения.
При тесте на лживость и у того, кому есть что скрывать, и у того, кому нечего – понятная установка: стараться быть на проверке спокойным, как можно спокойнее. Кому есть что скрывать – боится разоблачения, а кому нечего – может бояться ошибки детектора или толкователя, бояться себя, своего волнения. Или ничего не бояться, но все-таки напрягаться…
Тертые калачи подобных процедур применяют наоборотный метод: не напяливают маску спокойствия, не пытаются «владеть собой», а напротив: всячески изображают волнение, имитируют его признаки: подергиваются, дышат сбивчиво, напрягают мышцы диафрагмы, ушей, ягодиц…
ОК – Создают фон – «вот такой я нервный»?.. Но ведь это же само по себе подозрительно.
ВЛ – Для следователя или кадровика подозрительно все, и особенно спокойствие. Та или иная вероятность в пользу «врет» или «не врет» определяется по всей совокупности данных и впечатлений – от поведения, от биографии, от физиономии, от ситуации… Результаты проверки по детектору лжи могут сыграть определенную роль, иногда решающую, а могут и нет.
ОК – Есть ли в человеке хоть что-то стопроцентно надежное?
ВЛ – Кроме смертности, пожалуй, ничего. Жив – следовательно ненадежен, сказал бы товарищ Сталин.

Продолжение и развитие темы – в книге «Доктор Мозг: психология психологов».