October 19th, 2010

Ангелы среди нас

Ребенку не жаль времени на сказку, на беседу с собакой, на игру в мяч, на подробное рассматривание картинки, на перерисовку буквы, и все это с любовью. Он прав.
Януш Корчак

Вот он, первозачаток возведения дела на уровень богослужения, о чем шла у нас речь вчера (запись от 18 октября 2010).

Это детское мудро-наивное начало я всегда вижу и чувствую у тех взрослых, которые делают свое дело с любовью, что бы ни делали. Это начало – моцартовское! – создало и создавать продолжает все лучшее на свете. Могу открыть тайну: такие люди, Моцарты своего дела, окружают меня в немалом числе – я счастливец!
Фея нашего дома – Т.А., волшебница чистоты – после ее уборки дом дышит как спящая красавица. Ангел моих фортепиано – настройщик Андрей, знающий и уверенный, что каждый инструмент – это человек, нуждающийся в понимании, поддержке, а иногда лечении – и все это он умеет делать любовно, решительно, нежно... Еще один добрый ангел по имени Рим – давний друг семьи, мастер-умелец на все руки, душа-человек, доверчивый как дитя... И еще один – фантастический водитель Дима, каждая поездка с которым и даже стояние в пробке – увлекательное путешествие в какую-нибудь из областей знания, идет ли речь о грибах, о химии, о собаках, об экономике, о живописи или о текущей политике. Очаровательный собеседник и кладезь юмора. Бог мой, а какая прелесть наша бухгалтер Оля... И еще одна Оля какое чудо – та, которая занималась как няня, а теперь уже и дружит с шестилетним моим сыном Данькой.
Список еще далеко не полон – пожалуй, остановлюсь, чтобы не задохнуться от зависти к самому себе.  

Рассказ о Большой Белой Собаке, а в сущности о любви

(рассказ коллеги-психолога)
Как-то на выездном семинаре мы, студенты-психологи, проходили практику: обучали друг дружку, кто чего уже умеет и знает, обменивались опытом. Иногда к этому присоединялись именитые мэтры...
После лекции, прочитанной довольно знаменитым психологом М., слушатели столпились вокруг звезды-профессора и стали задавать вопросы. Я не собиралась ничего спрашивать. Просто стояла в тесном окружении знакомых и незнакомых студентов, вдыхала вдохновенно-суетливую атмосферу Праздника Познания. Вдруг М. выхватил мое лицо взглядом: «Чем вы занимаетесь»? – «Я?» – внимание такого человека было очень приятно. – «Работаю с подростками», – ответила радостно. М., не раздумывая, произнес фразу (так, как будто только ждал случая сказать слова, разрезавшие мне душу пополам): «Как вы можете работать с подростками, если вы закрытый человек?»
Почему эти слова как кол, так остро и больно врезались в мое сердце? Ну, мало ли что и кто (тем более, не знающий тебя человек) может сказать?!
Я довольно быстро внешне справилась с собой и заявила авторитетным тоном: «Так и работаю. Ребята любят меня. Они мне доверяют».
М. (как будто выучил роль) повторил: «Вы не можете работать психологом. Вы закрытая личность».
Кажется, я перестала дышать. Выбралась из душной толпы, выскочила на улицу. Побрела, куда глаза глядят. По счастью, на ходу попалась скамейка. Я опустилась на нее с ощущением свинцовой тяжести на душе, на ногах, на плечах.
«Почему? Почему мне нельзя работать психологом? Откуда он знает? Да разве он видел, как я работаю? Но ведь он – это он... значит... значит...» По щекам текли слезы.
И вдруг, откуда ни возьмись, на аллее (такой длинной) прямо возле моей скамейки – как будто ниоткуда – появилась Большая Белая Собака. Взглядом спросила разрешения подойти ближе. На ее морде было написано человеческое сострадание. Не хватало только таблички «Психотерапевт в миру». Я смотрела на нее во все глаза. Собака медленно подошла, приблизила морду и... стала лизать мне лицо. Белая Собака работала со мной, пока я не успокоилась. Кажется, она готова была провести возле меня всю свою жизнь, только бы снять душевную боль... По крайней мере, все свое свободное время она посвятила утешительному сеансу. И пока не убедилась, что мне стало лучше, не оставляла меня.
Я почувствовала, что пришло время двигаться восвояси. Обняла Собаку, поблагодарила ее за участие.
Начинало смеркаться. Загородная местность путала меня незнакомыми тропинками. Я сбилась с дороги, попала в какие-то закоулки между мелких домишек. В растерянности приостановилась. И ровно в этот миг из-за угла со шквалом оглушительного лая на меня бросилась грязно-рыжая маленькая собачка. Чем старательнее она меня обгавкивала, тем легче становилось мне на душе. Я вспоминала Большую Белую Собаку.
Что же по сравнению с ней ты, крикливая шавка? В этот момент по пыльной дороге проскочила лихая легковушка, весело блеснули фары, выхватив из уже сгустившейся темноты кусочек дальней дороги. Мне было совершенно ясно, куда нужно идти.