December 20th, 2010

Паралюдь, или Кое-что о гомункулярном фаллопедисте

Шугает бредных человец
указливый Мророк:
еще муть-муть – и всем криздец,
и всех сглотачит фог.
Раздрючит шуть, скогтявит штать,
углючит поросёт,
и никакая математь
барбыську не спасет.


Римидалв Ивел. «Барбыся в стране мудес».

Свежее письмо из ВОТов.

Я попал в "левиртуальное пространство" несколько лет назад т.к. искал выход из депрессии, завладевшей мной после разрыва отношений с любимой женщиной. Я пытался понять, что со мной произошло, и почему я не могу управлять своим разумом. За эти годы, после прочтения всевозможной литературы и после общения на вашем форуме, мне казалось, что я во всём разобрался. Но недавно, по ссылке в одной из тем форума "Травматология любви", я прочитал в ЖЖ о "Перверзных нарциссистах" или, как их ещё называют, "эмоциональных вампирах". Я обычно настороженно воспринимаю подобного рода информацию, но меня поразило то, что это оказалось довольно массовым явлением и, главное, что в приводимых описаниях я узнал некоторые "ключевые" моменты собственной истории, и истории некоторых форумчан. Также был поражен тем, что могут быть люди, совершенно обычные с виду, но которые:

...неспособны испытывать истинные чувства грусти, скорби и депрессивные реакции вообще, они бесчувственны, у них не бывает аффектов, они не страдают, нет у них и невроза, нет и эмоциональных травм, у них не бывает даже намека на чувство вины, они неспособны считать других человеческими существами...

Становится не по себе от осознания того, что самые сильные чувства в твоей жизни были просто результатом чей-то манипуляции и использования.
Попробую сформулировать вопрос в соответствии с правилами, хоть в голове какая-то каша от полученной информации.

Существует ли такой тип (или психотип) людей - "эмоциональные вампиры"? Или это обычные люди, с обычным набором эгоистических черт характера, а "вампирами" их делает измученное сознание их "жертв"?
Алексей

Алексей, спасибо за хорошо поставленный вопрос. Насчет измученного сознания жертв – прямо в десятку.
Я прочитал пост в ЖЖ, где подробно образом перелагается сочинение Мари Франс Иригойен. Эта авторша специализируется на мифистике психологического насилия, жертв и хищников, вампиров и т.п. Обычно авторы, сидящие на подобных тематиках, не расположены успокаивать свою паству и внушать здраво-юмористическое отношение к людям и самим себе, а ровно наоборот.
Иригойен описывает – точней, измышляет тип – верней, миф: «перверзный нарциссист». В полубуквальном переводе на русский: извращенный самолюб. Та еще пугалка, чернуха полная – не человек, а уже паралюдь какой-то. Навскидку сразу под клише подошли: Нерон, Гитлер, Сталин, двадцать три с половиной моих знакомых, один очень известный поэт и первая из его жен, отвампирившая его по полной, а следующих по нарастающей вампирил уже он сам, одна из моих бывших возлюбленных и более, чем одна, ваш покорный слуга, подавляющее большинство здоровых детей лет до 12, почти все актеры, многие ученые и музыканты... С разными нюансами, разумеется, но в основном сходится, если хорошо поискать.

Наиболее трезвым комментарием к посту, где перелагается этот ужастик, мне представляется этот:
hal0peridolum
Проблема ярлыков типа "перверзный нарциссист" в том, что они подходят всем и никому. Бывает, читаешь подобный списочек и мысленно ярлычки на знакомых развешиваешь. А потом на следующий день видишь этих людей, вспоминаешь, что они перверзные нарциссисты и думаешь "ну и чё дальше делать-то?" :)
На соционику похоже. Соционика возводит вешание ярлыков в абсолют, но почему-то тоже не дает ответа, что делать после того, как ярлыки развешаны :)

Вспомнилось замечание моего заслуженного собутыльника И.А. Халявина: «Всякой твари нужен враг. Без врага нельзя никак. Без любимого врага жить на свете – нафига?» Я спросил у Ивана Афанасьевича: «В самом деле, что делать после ярлыконавешивания?» «Как что? – ответил Иван Афанасич. – Ноги в руки, и – дёру!»
«От кого, – спрашиваю, – дёру: от того, на кого навешали, или от того, кто навешал?» – «А это уж куда ноги понесут», – загадочно ответил Иван Афанасич.

Серьезно: человек настолько богат разными свойствами, притом взаимно противоречивыми, что измыслить можно любой тип, и обязательно найдется ему в жизни красивое, сияющее лаковой простотой соответствие. И не одно, а целая куча. Сколько душе угодно.
Ну вот, например… Минуточку, сосредоточусь… Пожалуйста: гомункулярный фаллопедист. Как, знакомо на первый взгляд, хоть чуть-чуть?.. Ощущаются некие очертания? Воображение заиграло? Всплывает пережитое?.. Наверно, пока еще не очень – туманно, поскольку термин непривычный. Можно попробовать перевести: гомункулярный – от «гомункулюс» – человечек. Человечковый, значит, на человечка похожий, небольшой себе такой, зато мускулистый и крутой. Или наоборот, тощенький, скрюченный, но себе на уме.
Ну, а фаллопедист… Вспомним: встречаются на свете логопеды и ортопеды, шныряют велосипедисты, попадаются энциклопедисты, возникают википедисты… Ну вот, что-то в этом роде. Один гомункулярный фаллопедист ежедневно появляется на наших телеэкранах, у него высокая должность. Теперь понятно?.. Если подробно описать данный тип так, чтобы все его многочисленные характеристики кончиками своих хвостов цеплялись за некий общий, заранее заданный и узнаваемый стержень, вроде того, как стриптизерши вертятся вокруг своего шеста так и сяк, то все будет более чем убедительно, и все сразу узнают в описываемом персонаже некоторых своих высокозначимых знакомых, а на самый худой конец и себя.

Кто из нас где-то и как-то не эгоист-эгоцентрик, не манипулятор?.. В чем-то и когда-то не хищник, не бесчувственный, не… (подставим любой негатив… позитив тоже можно). Густо намалеванные одной черной краской признаки извращенного самолюба – «перверзного нарциссиста», он же – «эмоциональный вампир» – на самом деле широко и диффузно, в разных пропорциях и сочетаниях распространены в человечестве у обоих полов. В сущности, это ребенок, точнее даже – младенец, действующий через посредство взрослого тела и взрослого мозга. Фрагменты и частицы такого младенца просачиваются в повседневное поведение практически каждого человека. В редких же случаях сгущаются и наливаются первозданной утробной тьмой до такой степени, что за чернотой трудно различить что-то другое, и все легко укладывается в одно пригвождающее определение. Но эта легкость всегда только кажущаяся. Любой человек, даже такой, как трое из перечисленных мной персонажей, обязательно противоречив, обязательно выходит за рамки себя, и главное – не остается одним и тем же – изменяется, скоро ли, долго ли, заметно или незаметно – куда-то внутренне движется...
И еще сложней и важней: в разных своих отношениях с разными людьми один и тот же человек может оказываться и в роли жертвы, и в роли хищника (а часто и в одних и тех же отношениях, попеременно или даже одновременно, по разным секторам). Наблюдаю нередко: начинавшие с роли жертвы – высосанные, использованные и, казалось, психологически уничтоженные, – сами далее мутируют в психологических хищников. Мистифицируя, можно уподобить это заражению неким вирусом вампиризма…

Вот с учетом всего этого, мне кажется, ознакомление с мифологемками типа перверзного нарциссиста, гомункулярной фаллоредиски и прочая-прочая – может быть и небесполезным. Не как с какой-то жуткой мутантной породой паралюдей, а как с одной из вероятностей психологического развития и жизненных установок – как у другого человека, так и у себя. Обозначение абстрактного статичного типажа может, как некая система координат, помогать отслеживать какие-то конкретные и динамичные психологические составляющие.
Стоит почаще напоминать себе: все эти хищнические ужастики, все паралюдство – не что иное, как способы бытия внутреннего ребенка, живущего в каждом.