July 13th, 2011

«Откуда ты, прелестное дитя?»

Каждый родившийся ребенок – весть о том, что Бог еще не разочаровался в людях.
Рабиндранат Тагор

Уже писал* о неопределимости человека, являющегося на прием к психологу. Признавался в ненависти к слову «клиент» и сейчас подтверждаю. Психолог – не парикмахер, не официант, не банковский служащий. Не клиенты приходят к нему, а люди, человеки. Но как же их скопом всех обозвать? Посетитель? Ну нет. Ученик? Иногда близко к тому, но не то. Пациент – часто по сути так, да: пациент – терпящий, страдающий, претерпевающий. Все мы претерпеваем жизнь. Но пациент – это все-таки для медицины: человек болеющий или вроде того. К психологу чаще (или по идее) обращаются люди достаточно здоровые – или не слишком больные.

У священнослужителей проще. Приходит человек – стало быть, прихожанин, и все. Совокупность, собрание, сообщество прихожан именуется приходом, логично. Психолог такого определения своих подопечных позволить себе не может. Может быть, вот как раз «подопечные»? Близко, тепло… Но еще не горячо.

И вдруг сегодня слово как-то само появилось и вцепилось в сознание. Пришелец. Вот-вот. Я как раз ждал одного и ненароком сказал: «Ну, когда же ждать этого Пришельца?»
Нынешнее значение слова «пришелец» сдвинуто более к фантастике, чем к реальности. Пришедший не просто сюда – а Откуда-то. Нечто инопланетное, иномирное… Да вот как раз так и есть. Являющийся из Того, из Своего мира – в этот, в наш, в мой: таков каждый ребенок – Пришелец. Является Оттуда и становится здешним, тутошним – или не становится, или не совсем становится, это чаще всего.
Каждый взрослый, приходящий ко мне, несет в себе своего маленького Пришельца, обычно о том не ведая. Не скажу, что все проблемы идут от него, от Пришельца этого внутреннего – нет, но без него ни одной проблемы не решить.
=================

* «Смертный Иванов, к доктору!»