September 4th, 2012

Образ мира: внутренний гипнотизер



Пишу в проходном скверике, недалеко от дома. Конец августа, тепло еще, солнышко яркое, голову печет. Снял, как видите, лишнюю рубашку, остался в жилетке. Сандалеты на босу ногу, всегда так до заморозков.

Вокруг вижу людей, одетых в тяжелые куртки, плотные  плащи. Какой-то чувак проковылял в зимней шапке.

Мысленно спрашиваю: люди, зачем не даете коже дышать, мышцам – двигаться, иммунитету – укрепляться, мозгу – работать?

Не дают люди ответа. Некоторые, проходя мимо, поглядывают на мое одежное легкомыслие с хмуроватым не то чтобы неодобрением или недоумением, но с недоприятием, кислотухло как-то.

Ага, понял. Не положено. Не сезон уже так оголяться. Не теплый июнь, не жаркий июль, не цветущая середина мая и не начало августа, а конец – осень уже вот-вот. Осенью надлежит потеплей одеваться и поприличней, сезон  прохладный и деловой. И неважно, что вот жара. Не должна она быть, не положено, мало ли что там чудит термометр. Купаться уже нельзя, хоть  вода в водоемах теплая – всё, откупались. Хочешь лето продлить – дуй на юг, а здесь нечего выпендриваться.

Ладно, допустим, попозже, в конце октября или в начале ноября, рвану на Средиземноморье. Что там увижу? Обычную картинку: жарко, пляж полон купающихся и загорающих практически голышами. Все это понаехавшие, им можно. А люди местные ходят в зимних сапогах, кутаются в теплое и на понаехавших глядят снисходительно-терпеливым взглядом, каким персонал дурдома смотрит на пациентов. Если местный человек в солнечном ноябре разденется до пляжной кондиции, его не поймут. И замерзнет, и заболеть может. Не потому, что холодно, а потому как не положено. Потому как ноябрь тут считается ноябрем, хотя на самом деле это еще вполне себе июль. Но – по-нашему, по понаехавшему июль, а по местному очень даже ноябрь.

ОБРакадабра. Нелюбителям напрягать мозги можно расслабиться. В прямой связи с только что нарисованными пустяковыми картинками поведу сейчас речь об ужасно сложном и страшно важном.

Наблюдение повсеместное и повсевременное, капитальный психологический факт. Люди, то есть, мы с вами, друзья, как и наши собаки, кошки, тараканы и вся прочая мировая живность, – мыслим, чувствуем и живем не в соответствии с реальностью. Нет и нет!

А с чем в соответствии? Со своим мнением о реальности. Со своей версией реальности. Со своим представлением, убеждением, своим образом реальности – пожалуй, это последнее словосочетание и возьмем далее в обиход и сократим его до ужасного ОБР.

ОБР – это то, какова реальность, с нашей точки зрения, а вернее, точки мышления, а еще верней, точки слепоты – есть, бывает, должна быть, может быть, хочется, чтобы была, боимся, чтоб не была…

Образ реальности. Образ мира, так похудожественнее. («И образ мира, в слове явленный, и творчество, и чудотворство…» – Борис Пастернак.) Попсихологичнее –образ себя, образ других. Образ жизни… Короче, говоря, ОБР! – вот что правит всеми и вся. ОБР рулит: наш Внутренний Гипнотизер

«Это твой ОБР, – скажет кто-то, – все эти умозаключения насчет ОБРа –  не факт, не реальность, а твой ОБР. Твой собственный самогипноз».

Правильно, так и есть. Предлагаю только проверить, насколько мой ОБР соответствует ре… Поправляюсь: сверьтесь, пожалуйста, насколько мой ОБР соответствует вашему, совместимы ли наши Внутренние Гипнотизеры, не поссорятся ли, не подерутся ли. Ведь все равно ваше подсознание сверку произведет, и ежели что не так…

ОБР – агрессивный эгоист: любит себя, держится за себя, защищает себя, навязывает себя. Личный и чужой опыт принимает во внимание лишь приблизительно, не полностью и не всегда. Отклонения реальности от себя любимого не замечает или отбрасывает как не существенные или не существующие: «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда».  Если реальность не соответствует ОБРу, тем хуже для реальности, полагает ОБР.

Во времена Холокоста миллионы евреев, уже видя, к чему идет, уже загнанные и уничтожаемые, все еще не могли признать ЭТУ реальность реальностью, все еще защищались от нее своим ОБРом, а не конкретными действиями сопротивления или бегства. Массовый самогипноз.

Не исчислить, скольких заблуждений и тупиков, неудач и болезней, разочарований, несчастий, трагедий можно было бы избежать, не будь ОБРы человеческого большинства такими самоупертыми. Комплексы, неврозы, психозы, бреды – все эти неадекватные образы мира, себя, других – лишь мелкие брызги из океана всечеловеческой ОБРакадабры.   

ОБР и Реальность – ОБРатная связь. Вот самое сложное. ОБРы и реальность взаимосвязаны, взаимодействуют. Каждый ОБР, человеческий ли, собачий ли, крокодилий или мушиный, так или иначе отражает реальность и в чем-то, хоть на самую чуточку, ей соответствует. Никогда полностью, всегда с искажениями – но посверкивают искорки истины и в младенческом лепете, и в бреднях лжеца, и в бреде больного.

Реальность влияет на ОБры, а ОБРы на реальность. Каждое существо, живя в соответствии со своим ОБРом, хочет того или нет, воздействует на мир и в какой-то степени изменяет его: приспосабливаясь – приспосабливает, прогибаясь – прогибает. Образ жизни рождается жизнью, а жизнь рождается образом жизни.

Тут самый момент вспомнить про ДОС. (Совпадение с известным компьютерным термином, в переводе – отказ сервера – пусть вас не смущает.) Понятие мое, аббревиатура. Расшифровка: Действующий Образ События, Действующий Образ Состояния, Действующий Образ Себя, Действующий Образ Судьбы… Все тот же ОБР, то же самое. На сознательном уровне или бессознательном. Обозначение ДОС подчеркивает возможность сознательного, активного созидания своих ОБРов каждым из нас, целенаправленного воздействия через себя на реальность.

 «По вере вашей да будет вам». Мир не хорош и не плох. Мир И хорош, И плох – мир всяк. Мир всячески многолик. Мир артистично отзывчив.

Когда я уверен, что мир плох, когда ОБР мой уныл и зол – мир немедленно идет мне навстречу и показывает свою отвратную злобную харю или другую часть тела, не самую привлекательную. Мир становится плохим лично для меня – ведь я его своим ОБРом об этом прошу, молю со всей верой – как же не посоответствовать! Щедрый отзывчивый мир становится плохим не только для меня, но и для моих ближних – мы ведь взаимосвязаны и взаимозависимы. Снова, в несчитанный раз я становлюсь соучастником мирового зла, одним из его соисточников, и черт знает, к чему это приведет.

Но сегодня вот я с утра уверен, что мир хорош, мой ОБР добр, и мир поспешил с ним срифмоваться,  поулыбаться мне, заодно и не только мне. Вокруг почему-то появилось много благожелательно и весело улыбающихся людей, даже собаки мимоидущие радостно улыбаются. Видно, как свет улыбок, здесь и сейчас рожденных, бежит дальше и дальше – в дали неведомые, по эстафете…

Что мир хорош, изначально верит почти каждый ребенок и тем соучаствует в мировом добре – вносит в мир свет. Мир, конечно же, все равно остается всяким – И плохим, И хорошим, И ужасным, И прекрасным, о ес, мир воистину гениальный артист и обожает по нашим вызовам выходить на бис в ролях, произведших особое впечатление.      

 Человек-матрешка. Есть ОБРы личные, это понятно. Есть и семейные. Есть клановые, корпоративные, национальные, государственные… Каждый из нас, как матрешка, живет внутри матрешек, которые больше, живущих в матрешках, которые больше, живущих в матрешках, которые еще больше… На каждого влияют совокупные ОБры малых, средних, больших и самых больших сообществ, в которых приходится жить. Америка живет в соответствии со своим ОБРом, Россия – со своим, Китай – со своим. Человечество в целом тоже, наверное, имеет какой-то свой общечеловеческий ОБР, о котором судить нам труднее всего. Впрочем, похоже, еще не имеет, а надо бы.  


Collapse )

Максим Леви срочно выступает

Друзья москвичи и, как раньше говорили, гости столицы!
Вдруг вчера к ночи позывные Макса: его, видите ли, внезапно пригласили дать сольный концерт на ВВЦ. 
Вот его собственноручное объявление:

5 сентября
ВВЦ, 62 павильон сбор в 19 часов, основная часть начнется в 20 часов.
Обновленный репертуар для хорошего прогрева перед осенью
Будет гитара по кругу: споёте и сами! Можно приходить с детьми - для них тоже много чего прозвучит!
См. такж www.respublika-pesni.ru/kontakt