March 3rd, 2014

О МОЕМ КРЫМЕ, МОЕЙ УКРАИНЕ И РЕВОЛЮЦИИ ДОСТОИНСТВА

Крым – чья земля, «исконно»?  Владели ею и разными ее частями исторически многие: греки, римляне, турки, крымцы (крымские татары). Россия, конечно. Украина, конечно. Местными жителями были и остаются люди множества разных национальностей и вероисповеданий. И все справедливо считали и считают Крым СВОИМ местом жительства, не исключительно, не только – но и своим.
Я езжу в Крым с далекого детства. Постоянный сезонный жилец. Исходил эту землю вдоль и поперек, знаю множество ее уголков, и на побережье, и в горах. Это и МОЙ Крым, часть моей жизни, одна из лучших. И мне, как и очень многим, было и остается искренне пофигу, кому он там официально принадлежит, в каком подданстве состоит.
Послехрущевская украинизация Крыма не вызвала ни особого энтузиазма, ни протеста.
Официальные надписи повсюду на украинском, но вокруг в основном русская речь как была, так и осталась.

После девяностых началось мутирование постсоветского фантома в конгломерат частных предприятий местных мафий. Малоприятные изменения.
Особенно огорчило превращение в коммерциализированную полупомойку духовной жемчужины России, Украины и всего человечества  - Волошинского Коктебеля. Не вследствие украинизации, нет! - вследствие именно криминальной коммерциализации, что здесь, что в России одинаково хищной, хамской и жлобской.
Но сколько-нибудь серьезных конфликтов на национальной почве (исключая первоначальные, быстро улегшиеся  волнения возвращавшихся крымцев), в Крыму, да и по всей Украине, до сих пор не было.
Ни от кого из своих многочисленных русских и русскоязычных друзей и знакомых в самых откровенных разговорах я ни разу и намека не слышал на какую-либо дискриминацию по национальному – этническому или языковому – признаку. Все тот же Крым, постсоветско-русский, украинским языковым официозом только слегка подпудренный.

Можно вполне понять тех, кто хочет, – и я вместе с ними, – чтобы Крым и дальше оставался в той же степени русским по языку, по культуре, по связям с Россией – историческим и экономическим, семейно-родственным и духовным. Как и Севастополь. Как Харьков, Кривой Рог и Донецк. Как Одесса и Николаев (тоже места для меня родные: папа родился в Николаеве, мама часть юности провела в Одессе). И мне, русскоязычному человеку российской культуры, тоже очень хочется, чтобы Крым и дальше оставался родным мне, своим. И Одесса, и Николаев...
Спрашивается, а кто против этого?
Западенцы? Крымцы? Ультранационалисты? Майданские революционеры?
Кто-то из них?..

Революция – дело не стерильное: это вскрытие гнойников, взрыв подспудов, выход наружу канализационных клоак. В любой революции участвуют светлые силы и темные, элита и плебс, интеллигенты и быдло, любая чревата эксцессами жестокости, мародерства, подлости и насилия.
Судя по рассказам разных участников Евромайдана, даже там, непосредственно на месте  кровавых событий, участникам их открывались контрастные, диаметрально разные стороны происходящего – в зависимости от того, где и в какой момент они оказывались и, разумеется, какими глазами смотрели.
Самая страшная, самая опасная ложь – ложь без лжи: частичная правда. Откушенный кусок реальности, поданный в слюне, желчи и блевотине подающего. Путинская пропаганда, собственно, этим и занимается, плюс ложь как таковая, фальшивки. Но самые изощренные из этой камарильи (Сурков, в частности) понимают, что эффективнее (любимое путинское прилагательное) обходиться без лобовой лжи: только искусно монтировать, кроить и сшивать эти выкушенные куски действительности в единое полотно беспредельной ненависти.

Люди наивные и односторонне осведомленные очень легко ведутся на подмену мотивов, в чем наш крошка Цахес грубо поднаторел. Помните, как сразу после Беслана он на каком-то непостижимом эмоциональном выверте вдруг отменил выборность губернаторов, мотивировав это именно Бесланом! – и ничего, пипл схавал.
Нет, не затем Путин ввел в Крым и вообще в Украину войска, чтобы защитить живущих там русских от угрозы национал-радикалов, совсем не затем.  Почему до позорного провала своей ставки на Януковича он об этом ни сном, ни духом не помышлял?
Да, были там, на Майдане, и озверевшие ультранационалисты, и оголтелое быдло, и  агрессивные психопаты, всегда, как мухи на дерьмо, слетающиеся туда, где возможно хоть какое-нибудь столкновение. Но не они были движущей силой. Не охреневшие определили, куда революция повернет, слава Богу, не они! Как сказал протоиерей Украинской Праволавной Церкви Георгий Коваленко, «у нас совершилась революция достоинства». Вот этим и сказана настоящая правда, не исключающая никаких частичных, не отметающая свои внутренние противоречия, но собирающая в исторический интеграл.
Революция Достоинства. То, чего пока не совершилось в России. То, чего российская власть больше всего боится.