Владимир Леви (drlevi) wrote,
Владимир Леви
drlevi

Categories:

"Здравствуй, Сахаров!" Свежая история.

Очень многабукаф, предупреждаю. Замешкавшиеся заметки (уже воспоминания, уже история) с проспекта Сахарова – зарисовки с места событий, где-то подробно, где-то конспективно и телеграфно, плюс мысли по ходу, наблюдения и добавления.

Может, и к лучшему, что замешкался: за прошедшее время кое-что обозначилось, и то, что происходило, получило новые смысловые подсветки. Митинг этот, как и на Болотной – только один из ударов политического землетрясения, происходящего в стране, будут удары еще посильнее. Дай Бог, чтобы без жертв.

- про психополе

Пошли вместе с женой Марийкой и нашими друзьями – художницей Катей К. и ее дочерью Ларисой. Догадывались, что будут и многие другие московские друзья и знакомые, не ошиблись.

Пришли пораньше, примерно за час. Выйдя из метро и направившись по уличному коридору, уже обставленному полиционерами, почти сразу же получили от безымянных раздавальщиков листок «Слово Русским!» – информационный бюллетень этнополитического объединения «Русские». На лицевой страничке под шапкой «Пришло время требовать, а не просить!» речь Алексея Навального на Русском Марше 2011 с его большой фотографией. А под ней статейка «Чего добиваются русские националисты сегодня?»
Не читая, сунул в карман. Дома вник. Комментарий позже.

Уже за час до начала проспект был густо запружен людьми. Плакаты, транспаранты, шарики, ленты …Самодеятельное политтворчество невиданного масштаба. Объединяющие лейтмотивы: ПЕРЕВЫБОРЫ, ДОЛОЙ ПЖиВ, ДОЛОЙ ПУТИНА Такое представить себе невозможно было даже еще полгода назад. («Россия вспрянет ото сна, И на обломках самовластья…»)
Открытые, спокойные, благожелательные взгляды, приятные лица. Много молодежи, немало и пожилых. Надо всем – дух воспрянувшего достоинства, похожий на тот, что был возле Белого дома в 91м. Но, в отличие от тогдашнего, теперь общее психополе пересекали межи, отделяющие одну категорию (слой, партию) протестующих от других, и в каждой немножко или множко дух свой, психополе свое.
Мы постарались пройти как можно ближе к сцене – там было уже очень плотно – протиснулись, и в результате оказались как раз на самой резкой меже: бок о бок с флангом националистов, с интересными последствиями, об этом подальше.

Фотография из журнала adagamov.info Обнаружили себя чуть выше левого нижнего угла, отметили красными кружками.


Снимок Кати К. Слева направо: Марийка, Лариса, народ и кусок меня с куском белой ленты.
А здесь фотоотчет Ларисы

- про гипноз без гипноза
Митингофобия у меня застарелая, массовщину терпеть не могу с детских лет. Ломовые приемы псевдоинтерактивности – управления массой путем превращения ее в послушный гибрид стада и детсада – целенаправленно ненавижу (изучил их дотошно как практик: большой опыт проведения массовых гипносеансов, см. «Гипноз без гипноза»). Есть и более тонкие, отверточные приемчики, тех же целей ради, – их ненавижу еще прицельнее, и как человек с навыками взаимодействия с массой, и как человек массы как таковой, человек толпы.
Психотехнологически ничего нового. На сцене и вокруг – транс-генератор (ведущий и выступающие, микрофон, экраны), по всей площади досягаемости трансогенных воздействий – трансуемая публика. Все как на всех массовках, митингах и собраниях, музыкально-эстрадных шоу и пр. И как всегда и всюду, стыдновато и тошненько, словно это я сам мечу в толпу, как гранаты, заводящие лозунги, речёвки, скандёжки, истерично воплю – «Да или нет?!!!», зная, что последует в ответ…
Но вот что хорошо: вдрызг затрансованных, некритичных, послушно-баранно орущих «дааа!, нееет!» оказалось не так уж много – по интуитивной прикидке, процентов 15 – 20. Для подогрева общего тонуса и навального криковизга – достаточно, для обвального неистовства – нехватка изрядная. Не давали остадиться и преобладающий уровень собравшихся, и психополевые межи. Явственно ощущался потасовочный потенциал (он потом и реализовался частично) – готовность протестного объединения распасться на дерущиеся куски.

- про наваляшек
Одна была совсем рядом. По правую руку от меня, в тесноте спин, локтей, животов и боков исступленно прыгала, истошно орала и оглушительно визжала, выражая свои одобрения и восторги, хорошенькая девушка с фанатно сияющими голубыми глазами. Я видел: из чистых глазенок этих временами катились слезы – активный транс, сомнамбулический гипноз в чистом виде: она вся, целиком жила В ЭТОМ, вся была в «России без Путина», и я тоже (но не в России без Пути)! – мы были с ней заодно, в едином порыве – я только не визжал и не прыгал, а топтался с ноги на ногу, приплясывая, чтобы согреться. И я был В ЭТОМ (особенно, когда разворачивали многими сотнями поднятых рук над головами огромную белую ленту) – но вдобавок еще наблюдал и пытался соображать, худо-бедно удерживая в узде древнюю как ДНК, детски-стадную основу своего существа. Все-таки пару раз не удержался и выкрикнул вместе с массой – что именно выкрикнул, точно не помню (ага, транс), кажется, «пе-ре-выборы!» и «ура!»
…Вот националист Ермолаев предлагает создать комитет национального спасения. Спрашивает у народа, кто должен возглавить этот комитет: – Путин? – Неееет! – Медведев? – Нееет! – Зюганов? – Нееет! – Жириновский? – Нееет!.. И так далее, доходит до Навального. Толпа быстро переключается со стереотипа «Нет» на дружное «Да». Девушка-наваляшка в трансе по инерции снова кричит «нееет!», но когда Ермолаев приглашает на сцену Навального, – в экстазе подпрыгивая, много раз выкрикивает «Да, да, да!»

Наивные, искренние, не рефлектирующие, беззащитно внушаемые дети мамы-Природы и папы-Времени – сколько вас?
– МНООООООООООООООООООООООООООООООООООООООООГО!!!!!!!
-- ЦЕЛОЕ ЧЕЛОВЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЧЕСТВО!!!!!!!
А вас, искушенные? Вас, страстные и хладнокровные манипуляторы, вдохновенные и циничные мастера воздействий, вас, одаренные ораторы и велеречивые демагоги, вас, изощренные внушатели-впечатлители, вас, корыстные и бескорыстные виртуозы массового внушения? – сколько вас?
– Нас достаточно. Более чем достаточно. По делам нашим узнаете нас. Постепенно, не сразу.

Не все внушатели плохи, не все корыстны и властолюбивы. Зажигать толпы умела Жанна дАрк, умел Гитлер, умел Ганди, умел Ленин, умел Христос… Вот такой разброс.

- персоны: блиц-впечатления (пропуская некоторых и не везде соблюдая порядок очередности выступлений)

РЫЖКОВ – еще раз меня убедил, что он если не достойнейший (Илларионов? Каспаров? Удальцов? Яшин?), то вполне достойный и сильный лидер-организатор нынешнего гражданского движения, его деловой мотор и связующий мозг. Великолепно вел митинг. Спокойно, твердо, находчиво держал гибкое, точное, по золотому сечению равновесие между работой на толпу и работой на Общество (см. выше по ссылке о том и другом). Вовремя, опять же в равновесной пропорции, уступал место ведущего другим (Ольге Романовой), отходя на задний план, но оставаясь у руля. Во-время, спокойно и решительно, уже под занавес митинга, осадил нациков, попытавшихся занять сцену. Моментально и точно вместо нациковского «Россия для русских» провозгласил «Россия для всех», и мощная волна дружных ответных голосов перекрыла вонючий вброс.
Дискуссия о Рыжкове как политике и человеке у нас уже начата, можно будет продолжить.

ОЛЬГА РОМАНОВА. Начала митинг лаконично, двумя словами: «Здравствуй, Сахаров!» А закончила: «Давайте не будем снимать белые ленты. Давайте их носить…» Достойно саккомпанировала Рыжкову как соведущая, душевно и толково. Женская партия организационного ядра, координатор и кассир митинга. Всматривался в лицо: спасательница и созидательница – человек, с которым не пропадешь, с которым все получается.

АКУНИН. Выступил спокойно, безэффектно, легко, живо, точно, тепло, с крещендо где надо, в меру. Так же и пишет: с классической естественностью, легкостью и прозрачностью, с проглядывающей глубиной.
Предложил назвать объединенную оппозицию «Честной Россией». Тепло, тепло… Уже месяца три обдумываю проект общественного объединения «Совесть». Смысл ясен. Как назвать – важно: так и поплывет. Важно предзнать, как будут склонять, аббревиатурить, варьировать, пародировать. БОЛЬШЕвики в свое время психологически победили в немалой степени тем, что в само их название удачно, контекстуально вложилось статусное превосходство: нас БОЛЬШЕ, мы БОЛЬШЕ, у нас БОЛЬШЕ силы и правоты…
Григорий Шалвович, спасибо. Сегодня с нами нет Сахарова, нет Лихачева, нет Окуджавы. Свято место пусто не бывает. Живая совесть нынешней интеллектуальной элиты среди еще очень немногих теперь Вы. Огромную ответственность взяли на себя, высокий запрос… О Ваших диалогах с Навальным придется поговорить отдельно.

АРТЕМИЙ ТРОИЦКИЙ, профессиональный чувак, нарядившись презервативом и не претендуя на величие духа, продемонстрировал неизбывное величие нюха. На время исполнения его сольного номера митинг превратился в забавный пикничок богемной свободы, с веселой карнавальной разнузданностью и разудалой язвительностью. Произнес феерическую тираду на тему: ВВ, а куда вы дели вашу жену и зачем вам ботокс? ВВ, что дозволено быку (мне, чуваку), не дозволено Юпитеру (вам, ВВ)!
Артистичная десакрализация власти – дело благое, но, как вопросил позднее сатирический герой данного представления, он же ВВ – а что дальше, дальше-то что?

БЫКОВ, стихобальзак наш, бальзам либеральных душ – как всегда, гениально словил волну общенастроя и гениально ее ословесил. Сказал образцово кратко, вписался точно. Особенно внятно про цвета на митинге – все кроме серого путинского, это потом и Каспаров похвалил. Да, многое наш Дима умеет на пять с плюсом, но слишком уж лезет во все медийные дыры, грозит надоесть, если не уже. В русские не возьмут, это трудно не понять визуально, а тут подтвердили свистом и матюгами рядом торчавшие нацики. Чисти и береги перо, Дима, оно у тебя из драгметалла, и должно быть вечным, а не на потребу разового использования.

ПАРФЕНОВ, талантливый умница, обрадовал своим появлением, но жаль, что только на видео. Исполнительски сминусовался – не смог приладиться к митинговому формату: почти невозможно было в объятиях этой массы, вперившись в экран, слушать его быструю, густо-содержательную, интеллигентную речь – приходилось напряженно ее перетерпливать. Но, хоть выстрел получился вроде бы в молоко, задал высокую атмосферическую планку и рейтинг доверия завоевал самый высокий.



КАСЬЯНОВ – в противоположность Парфенову с приладкой к формату справился даже слишком. Голосом, повышенным октавы на полторы, пожертвовав державно-вальяжной басовостью, орал, почти выпевал нечто общедоступное. В некоторые моменты было за него страшновато, надрыв такой мощи действует на сосуды и кишки. С Борей на пару Вовику мстит мучительно. Себе очков не прибавил, роковая безнадега, но митингу жару поддал, пожалуй, даже поболее чем на два процента.

КАСПАРОВ и эту партию довел до победы – выступил, как всегда, горячо, ярко, насыщенно, в митинговом жанре, но не срываясь в истерику и дешевку. Далось с немалым трудом – поначалу речь была вязковата, слушали расфокусированно, справа свистели и матюгались, однако прорвался, возобладал, и мощное финальное крещендо поставило правофланговым энергетический мат.
Гарик не митинговый горлопан, а общественный деятель, подвижник. Не только гениальный шахматный чемпион, но и великий человек. Для меня – безусловный интеллектуальный и моральный авторитет. Сколько бы ни было правды в преданиях об ужасах его характера и непомерности амбиций, давно и бесповоротно, еще со времен великой победы над Карповым, чту его и люблю.

НАВАЛЬНЫЙ – все всё видели и слышали. Но не всем всё видно и слышно, и мало кому понятно... Подробней отдельно, сейчас только слоган для расшифровки: человек, не приписывай свою популярность себе.

НЕМЦОВ – арию из своего репертуара исполнил крепко, приблизительно на четверку с плюсом. Не будучи поклонником Бори, не могу не отдать должное его неуемности и таланту черного критика. Стрессоустойчив, удар держит, обосратушки-перепрятушки обтекает лихо, в режимомочилово вносит вклад. Мачо однако.

УДАЛЬЦОВ и Летящие на огонь. Тихую спокойную видеоречь Сергея все, даже нацики, слушали с напряженным вниманием, переждав терпеливо паузу технакладки. Истощенное, больное, но очень живое и волевое лицо с сосредоточенным взглядом, слабый, но твердый голос. Проняло. Приняли. Не на громкое «ура», но на глубину. Прошибает – когда человек сидит в каталажке и голодает, реально рискуя жизнью, ОДИН ЗА ВСЕХ (другие это только вопят).
Искренность, сила духа, благородство и героизм этого человека несомненны и неотвратимы. Кто он, чего хочет и почему – ясно. Вопрос только – КУДА? – куда это все направлено и чему приведет?..
АКМ, РОТ фронт: назад, в 1917й?
Коалиция с Зюгановым – назад, в 1937й?..
Марксист, социалист с коммунистическими мечтами. Так и видишь на его коротко стриженой голове остроконечную буденовку красного комиссара. Честный и несгибаемый революционер-идеалист, боец и аскет. Такими были мои дедушка с бабушкой, революционеры-профессионалы до 1917го, потом честные самоотверженные советские работники, чудом избежавшие репрессий, потом герои войны…
Из вечно воскресающей породы пассионариев-донкихотов, жертвующих собой ради общего блага. Гарантия кошмара, уготавливаемого ими народу, в том, что рыцари эти, будучи хоть тысячекратно сведущими в экономике, юриспруденции, истории, философии и Бог еще знает в чем, ни шиша не смыслят в реальной человеческой психологии, не умеют предвидеть поведение других людей, особенно подлецов, дальше хода вперед, слабо отличают желаемое от возможного и не ведают, что творят.

Но как глубинно – не на сей день – обнадеживает, как трагически правильно, что они есть и не иссякают. Одна из таких – сокурсница моего сына Максима, психолог-нарколог, прекрасный поэт Ольга Горпенко (ее уже нет в живых), в 14-летнем возрасте (!) написала песню:

Звезды нас чаруют не напрасно.
Через миллионы светолет
Умирают глупо, но прекрасно
Бабочки, летящие на свет.

С детства нам сияли идеалы,
В темноте указывая путь.
Жизни слишком мало, слишком мало,
Чтобы к ним приблизиться чуть-чуть.

Но мечту не сделаем мы пылью,
Разочарованья обойдем.
Мы с улыбкой складываем крылья,
Насмерть опаленные огнем.

На досаду лени безмятежной
Снова кто-то вырвется из тьмы…
Мы погибли с вечною надеждой:
Будьте вы счастливее, чем мы.

Да, снова и снова они из тьмы вырываются – Летящие на огонь…

УДАЛЬЦОВА НАСТЯ тоже хорошо говорила, подстать мужу. Мало ее заметили, но эта нота была очень нужна, как и другие женские, каждая в своем духе.

ЧИРИКОВА – из-за нац-шума рядом не расслышал толком почти ни одной фразы. Смотрел с удовольствием на милое личико боевого воробушка. Молодец, Женя!

ШЕНДЕРОВИЧ, или На грани мордобития. Витя вышел с какой-то перекошенной обреченной физиономией, видимо, предчувствуя, что будет. И началось! Мы с Марийкой, колыхаемые народом, стояли в этот момент на расстоянии метров двух-трех, из-за плотности толпы уже мало видимые друг для друга, и я, тщетно стараясь расслышать, что говорит заглушаемый свистом и воплями Шендерович, поначалу не обратил внимания на возню сбоку… Слово Марийке.
…На сцену выходит Шендерович. Поднимается сильный свист. Правое крыло бушует.
Я машу белой розой...
Вдруг откуда ни возьмись появляются Громила и Свистун. Громила тащит националистический флаг, идет, как гоблин, подматеривается. Свистун дует в свисток. Гляжу на Свистуна и в ту же секунду рефлекторно, не задумываясь, кидаюсь к нему, пытаюсь вырвать свисток. Он в последнюю долю секунды уворачивается. (Вспоминаю, как мы с Шендеровичем на Радио Свободы виделись, тепло думаю о нем.) (В прошлом году мы с Марийкой выступали по РС со священником Яковом Кротовым в программе «С христианской точки зрения»; Шендеровича встретили после передачи. – ВЛ).
Громила в этот момент изрыгает: «Дерьмо на сцене!» и валит шажищами туда, к софитам и микрофонам. Хватаю Громилу за куртку. Как ни странно он, продолжая перебирать ногами, почти не трогается с места. Мой рост не больше 1.60, у него – более 2 метров. Что его удерживало, непонятно. Неужели я? (Думаю, что лидеры настроили этих ребят на «мирный протест». Никого калечить они там не собирались, наверное, поэтому так мягко сопротивлялись.)
…Дальше – провал в памяти, не помню, как очутилась в следующем кадре. Самое сильное впечатление от всего митинга: дедушка в черном пальто, еще меньше ростом, чем я, держит Громилу за руки. Завел ему руки за спину и держит. У дедушки такое лицо, как будто, он сейчас умрет, но не отпустит. Дальше все закружилось, меня оттеснили, вокруг оказались совершенно другие люди, чем те, что только что были рядом... Вспоминаю твое наставление перед митингом: «В толпе может всякое произойти. Главное правило – не разлучаться». Перед глазами образ тяжеленного древка громилиного флага. Так и представилось: ты кидаешься в бой с Громилой, он тебя отшвыривает ударом древка в грудь, ты падаешь, я подбегаю... И понимаю, что не уберегла, не досмотрела... Охватывает паника. Пробиваюсь сквозь толпу, нахожу тебя и силой утаскиваю в сторону с криком: «Уходим! Уходим!» Тебе стоило больших усилий меня успокоить. «Гав! Гав! Остаемся!»
Нашла меня Марийка в толпе целого и невредимого, после участия в той же свалке как раз в тот промежуток времени, когда она была оттеснена давкой. Протиснулся к Свистуну и вышиб у него изо рта свисток легким хуком, сумел даже гуманно не задеть челюсть. Одним свистом меньше. Дальше – Громила. Двое человек уже старались вырвать у него флаг, я подключился, нагнули древко горизонтально и так зависли секунд на шесть; со всех сторон напирали люди и вопили кто что; я получил пару тумаков в спину; кто-то умудрился на древко насесть верхом, и в этот миг Марийка из-за спины хватает меня за локоть и оттаскивает метра на три вправо, совсем впритык к куче нациков, там и остались.

КОСЯКИН – смотри «Удальцов», тоже заслуженный сиделец и задержанец, хотя путь и характер иной. Говорил долго, темпераментно, желчно и малоразборчиво, общий смысл: «сволочей на кол». Свиста особого не было, но почему-то именно его, Косякина, три амбала-нацика, стоявшие чуть правей позади меня, начали усиленно заглушать выкриками в небольшой мегафончик (как пронесли через полицейский металлоискатель, вот интересно) – «Русских на сцену!» «Русским микрофон!» Достало – обернулся и, в глаза одному заглянув, спросил резко: «А это кто, по-вашему? Еврей, что ли?». Амбал осекся, примолк. В который уже раз по выражению его глаз убедился: трусы они, при любой физической кондиции. И от трусости злоба вся.

СОБЧАК – из ее длинного, пронизанного свистом митингово-словесного платья запомнился только вырез: «не бороться за власть, а влиять на власть».
Лукавство, контекстная манипуляция. Исподвольное внушение: ВЛАСТЬ – нечто свыше данное, священное, незыблемое и неприкосновенное, что-то вроде родителя: повлиять можно, сменить нельзя.
Извините, Ксения, власть нам не папа и не мама. Мы ее выбираем, и мы вольны ее менять. Законным путем. Если подчиняется закону. А если не подчиняется… Тоже законным, покуда возможно.
(Навальный – тоже контекстная манипуляция, внушение противопоЛОЖНОЕ: «Ктоооо здесь влааасть?!! Мыыы здесть влааааасть!!!»)
После сильного выступления на «Эхе» в «Народ против» Ксения в моих глазах (точнее, пожалуй, в ушах) несколько возросла. Тезис «не брать власть, а влиять на власть» сумела эластично перелицевать на «брать власть постепенно путем возрастающего влияния». Нереально и убедительно, как все нереальное, но желаемое. Несокрушимой самоуверенностью, амбициозностью и блистательным владением полемической речью живо напоминает своего могучего папу, из административных недр коего и произошел виновник нынешнего торжества. Наследственность, уж если проявляется, – штука сильнее, чем «Фауст» Гете. Так что, дамы и господа любезные и нелюбезные, скоро ждите Ксюшу в большой политике, это ведь тоже род шоу-бизнеса, и она там тоже покажет себя, увидите!..

Продолжение следует…
ВНИМАНИЕ, повторяю: ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ - то есть, рассказ не закончен, хотя и так уже слишком много. 


Tags: акунин, быков, гипноз, каждому политику по психоаналитику, каспаров, митинг, навальный, парфенов, психология, психополе, рыжков, сахаров, собчак, удальцов, чирикова, шендерович, эхо москвы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →