Владимир Леви (drlevi) wrote,
Владимир Леви
drlevi

Categories:

Неуслышанные мольбы. Детские самоубийства: когда опомнимся?

Простите, друзья, что в праздник влюбленности приходится вести разговор на такую серьезную и нерадостную тему. 
Уж так получается. 

Вдруг за голову схватились. Раньше будто не знали. Каждый день это случается, каждый день. Ежесуточно на территории нашей страны в среднем три – четыре ребенка убивают себя, десять как минимум пытаются это сделать. Мы на первом месте по уровню детско-подростковых суицидов в Европе и на третьем в мире (после Казахстана и Белоруссии – других двух постсоветских республик). При этом процент подростков, находящихся в состоянии депрессии, у нас оценивается в 20%, а среднемировой – 5%. 
А за голову схватились потому, что среднегодовая «норма» подростковой самоубийств у нас оказалась превышена только за две первых недели февраля. Уже похоже на угрожающую эпидемию. 

Из беседы с корреспондентом "Новых Известий" Александром Колесниченко


Корр. - Как родителям распознать, что их ребенок находится на грани самоубийства? 
Если детский пресуицид приходится «распознавать», значит, родитель либо далек от своего дитяти как от соседней галактики, либо находится в далеко зашедшей стадии душевного отупения. К сожалению, часто так и бывает. 
          Если дело доходит до пресуицида, резонно спросить: родители, а вы где? Вы вообще есть?.. Общаться надо с ребенком, просто общаться. Доверительно. Искренне. Без упреков. Без поучений. Без навязывания своих суждений и оценок (но и не скрывая их, а когда-то и твердо обозначая). Играть. Разговаривать. Вникать в мир ребенка и впускать в свой. Быть вместе и заодно, быть на связи. Дружить.
          И не подменять дружбу работой няньки, функцией снабженца, ролями начальника и надсмотрщика. Контроль нужен, помощь нужна, но дружба всего нужнее и может вместить в себя все и все заменить. Любящей, чуткой душе и внимательным глазам все открывается, даже если ребенок замкнут и малоконтактен.
Любой ребенок, как и любой взрослый, прежде того, как преступит роковую черту, посылает в мир крики, мольбы о помощи – словами или без слов, неуслышанные мольбы...

Полный текст интервью - на сайте, а также - под катом. 




***
Вдруг за голову схватились. Раньше будто не знали. Каждый день это случается, каждый день. Ежесуточно на территории нашей страны в среднем три – четыре ребенка убивают себя, десять как минимум пытаются это сделать. Мы на первом месте по уровню детско-подростковых суицидов в Европе и на третьем в мире (после Казахстана и Белоруссии – других двух постсоветских республик). При этом процент подростков, находящихся в состоянии депрессии, у нас оценивается в 20%, а среднемировой – 5%. 
А за голову схватились потому, что среднегодовая «норма» подростковой самоубийств у нас оказалась превышена только за две первых недели февраля. Уже похоже на угрожающую эпидемию. 

Вот этот скорбный список на 14 февраля 2012 года.

Лиза Пецыля и Настя Королева, 14 лет, Московская область, Лобня, 7 февраля 
Взявшись за руки шагнули с крыши 14-этажного дома.
Девочки не хотели слышать укоры за прогулы в школе. В предсмертных записках они написали, что им легче умереть. 

Саша Филипьев, 15 лет, Москва, 8 февраля, 
Выпрыгнул из окна своей квартиры на 17 этаже после ссоры с отцом.

Мальчика обвиняли в кражах у одноклассников. 

Айсхан Слепцов, 13 лет, Якутск, 9 февраля
Повесился. По словам источника, мальчик переживал разлуку с отцом после развода родителей. Известно, что незадолго до гибели мальчик потерял I-Pad – подарок отца. 

Семиклассник (имя пока неизвестно), 10 февраля, Амурская область
Предположительная причина: запрет посещать социальные сети из-за низкой успеваемости. 

11-летний мальчик (имя пока неизвестно), 10 февраля, Красноярск
Повесился. Причины пока неизвестны. 

Диана Сивакова, Москва, 11 февраля
Выбросилась с 23го этажа дома неподалеку от своей школы
Диана знала о самоубийстве девочек в Лобне. 
По словам родных и друзей, считала такое поведение глупостью. 
У самой Дианы дома были нелады с родственниками. 

Школьник, 16 лет, Ростов-на-Дону, 13 февраля
Выпрыгнул из окна 15 этажа, после ссоры с матерью. 

Одиннадцатиклассник, Томская область, 14 февраля
Причины пока неизвестны. 

Два дня назад ко мне обратился с просьбой об интервью на эту тему корреспондент газеты «Новые Известия». 

Неуслышанные мольбы


из беседы с корреспондентом "Новых Известий" Александром Колесниченко


В какой мере недавние самоубийства подростков связаны между собой? 
Они несомненно взаимосвязаны, но конкретику этой взаимосвязи в каждом из случаев установить сложно, многое предстоит выяснять, и многое, как и почти всегда при таких несчастьях, останется навсегда тайной: ушедших уже ни о чем не спросишь. 
          Настя и Лиза совершили парное самоубийство, Настя была в этой паре лидером – взаимосвязь непосредственная. Еще одна девочка, Диана, знала о случившемся с Настей и Лизой, говорила об этом со своими родителями, называла их поступок глупостью и уверяла, что сама так никогда не поступит, а через несколько дней совершила то же самое. Это напомнило мне Маяковского, который в своем стихотворении осудил Есенина за самоубийство, а вскоре сам покончил с собой. Для психиатра такая непоследовательность не удивительна: отношение человека к смерти, как и к любви, двойственно, амбивалентно – где свет, там и тень, «есть упоение в бою и мрачной бездны на краю». Естественный страх смерти может при отмашке маятника настроения поменять знак на противоположный и стать влечением к смерти. У Дианы и до случая с Настей и Лизой амбивалентность уже проявлялась: были нелады с родными и помышления умереть.
          Знали ли остальные ушедшие из жизни ребята о недавних самоубийствах других, неизвестно. Саша Филипьев, покончивший с собой тем же способом, что Настя и Лиза, и тоже москвич, похоже, знал. А поводом стала ссора с отцом и обвинение в краже.
          Суициды заразительны, эпидемичны, это давно известно. И есть, помимо очевидных, как медики выражаются, контагиозных путей передачи этой заразы, еще и некие иные, таинственные. Я это называю законом рифмы: если происходит нечто чрезвычайное, то жди вскоре еще чего-то подобного, а то и целой волны. Такая рифмовка происходит независимо от того, находятся ли люди на связи или нет, знают ли друг о друге. Так и открытия и изобретения часто делаются разными людьми словно в рифму – одновременно, безотносительно друг к другу. 
          Объяснить эту рифмовку мы не можем пока, но учитывать можем. Каждый детский, да и не только детский суицид есть сигнал повышения вероятности других, и все мы должны моментально реагировать на это мобилизацией своих высших душевных сил – обращать их к детям по максимуму, и не только к своим.

Как сообщение об одном покончившем с собой может спровоцировать волну других самоубийств? 
Все люди внушаемы. Все мы склонны к неосознанному непроизвольному подражанию, дети и подростки особенно. Копирование, клонирование, тиражирование форм поведения, распространение волн подражания происходит на разных уровнях: от простых рефлексов, вроде кашля и зевания, до сложных социально-культурных процессов, революций и войн. И всюду, на всех уровнях, помимо внушаемости, решающее значение имеет потенциал готовности – расположенность. Если вы закашляете в большом скоплении людей, вам практически наверняка кто-то ответит кашлем, ответившему – другой… Волна охватит не всех, а лишь тех, кто а) расположен к кашлю своим наличным состоянием (простужен или недавно болел, дыхательные пути раздражены) и б) наиболее внушаем. 
          Так и сообщение о самоубийстве может для кого стать детонатором скрытого суицидального заряда, а для кого-то, особо внушаемого, и спусковым крючком. Кто расположен, но еще не дозрел, внушающими примерами подталкивается дозреть. Зависит это и от того, как сообщение делается, как подается – и следующий вопрос ваш о том же. 

Как в этой связи нужно освещать эту тему? 
Вот так, как мы это с вами стараемся делать прямо сейчас: без воплей и без соплей. Спокойно, трезво, аналитично. Ни малейшей сенсационности, никакой аффектации. Строго по-взрослому. Освещая, просвещай. 

Допустимо ли замалчивание случившегося либо сведение к краткому информированию? 
Никто не подсчитал, что опаснее: молчание о проблеме (равно как и о преступлениях, о терактах, о маньяках, педофилах и прочая) – или разговоры во всеуслышание. Замалчивание преступно: о чем молчат, то продолжается и развивается. Разговор нужен, общественный разговор – но – смотря какой. Обывательско-журналистский трёп со смакованием сенсационных подробностей, без грамотного понимания, при самых благих намерениях мостит дорожки туда же: суицидальный потенциал расположенных получает энергоинформационную стимуляцию. Краткие оповещения тоже в лучших случаях ничего не дают, а в худших могут кому-то, кто на грани уже, дьявольски подмигнуть: «ну вот и ты давай, твоя очередь». 
          Говорить, просветительски говорить – и не только по свежим поводам. Вести постоянные рубрики с открытым квалифицированным обсуждением этой темы и смежных. Книги издавать общедоступные, проникновенные, утверждающие победу осмысленной жизни над бессмысленной смертью. По опыту работы с этой темой я написал психотерапевтическую книгу «Memento, Песнь Уходящих». Там есть большая глава о том, как говорить с ребенком о смерти и о том, как уберечь близких от непоправимого. 

Нормальны ли психически дети, совершающие суицид? Душевная болезнь и самоубийство – какая связь? 
Лишь примерно в одном случае из пяти, вглядываясь в конкретику и предысторию трагического события, можно разглядеть какую-то клинику. В остальных случаях – либо обычная норма при очевидном средовом неблагополучии, конфликтах и психотравмах, либо «пограничное состояние»: неуравновешенность, возбудимость, депрессивность, особая душевная ранимость, но не болезнь. 

Подростки заранее планируют самоубийства или совершают их импульсивно? 
Чаще – неожиданно для самих себя, импульсивно, в состоянии психалгии – острой душевной боли. Аффект, суживающий сознание, – затмение души, когда «небо с овчинку». Но и в этих случаях, как правило, почва предуготовляется предшествующими конфликтами, оценочным давлением, непониманием и душевной тупостью старших, жестокостью сверстников…
          Некоторые подростки и молодые люди вынашивают мысли о самоубийстве подолгу, месяцами, а то и годами. Это не только наркоманы, не только те, у кого несчастная любовь, у кого не ладится общение, кто боится жить, считает себя неполноценным, уродливым, ни на что не годным или несправедливо обиженным. Это даже не обязательно ребята, находящиеся в депрессивном состоянии. Есть и со всех сторон здоровые и благополучные, красивые и одаренные, для кого смерть привлекательнее, чем жизнь, в которой они не находят интереса и смысла, не находят достойных целей, не находят – Зачем. Проблема «Зачем» возникает у некоторых детей уже лет с пяти, и это как раз дети самые думающие. 
           «Плановым» самоубийствам юных людей оказывают черную услугу некоторые виртуальные сообщества, некрофильские и суицидофильские. Деятельность сайтов и форумов, где романтизируется и превозносится смерть, живописуются и смакуются способы самоубийства, следует приравнять к насильственным преступлениям с покушением на убийство, и преследовать неукоснительно. 

Как родителям распознать, что их ребенок находится на грани самоубийства? 
Если детский пресуицид приходится «распознавать», значит, родитель либо далек от своего дитяти как от соседней галактики, либо находится в далеко зашедшей стадии душевного отупения. К сожалению, часто так и бывает. 
          Если дело доходит до пресуицида, резонно спросить: родители, а вы где? Вы вообще есть?.. Общаться надо с ребенком, просто общаться. Доверительно. Искренне. Без упреков. Без поучений. Без навязывания своих суждений и оценок (но и не скрывая их, а когда-то и твердо обозначая). Играть. Разговаривать. Вникать в мир ребенка и впускать в свой. Быть вместе и заодно, быть на связи. Дружить.
          И не подменять дружбу работой няньки, функцией снабженца, ролями начальника и надсмотрщика. Контроль нужен, помощь нужна, но дружба всего нужнее и может вместить в себя все и все заменить. Любящей, чуткой душе и внимательным глазам все открывается, даже если ребенок замкнут и малоконтактен.
Любой ребенок, как и любой взрослый, прежде того, как преступит роковую черту, посылает в мир крики, мольбы о помощи – словами или без слов, неуслышанные мольбы...

Что могут сделать учителя? 
Заповедь первая: не унизь. Она же и заповедь вторая: отделяй оценку от человека. Учебную оценку отделяй от оценки личности ребенка, и помогай это делать ему самому, чтобы самооценка не зависела от отметок. 
          Заповедь третья: вникай. Вот что каждый учитель должен знать о каждом ученике, знать и учитывать в каждом своем слове и каждом взгляде: а) состояние здоровья; б) особенности характера, в) отношения со сверстниками, одноклассниками, статус в их среде; г) психологическая атмосфера в семье. 
          Сердечность, душевность учителя в отношении к детям должна быть приравнена к педагогическому профессионализму. Знаю не один случай, когда учитель (учительница) оказывался единственным спасителем ребенка от угрожающего суицида. Очень просто, элементарно. Просто поговорив. По-доброму. По-человечески. Дружески.

Как ребенку самому понять, что ему нужно обратиться за помощью? 
А вот это самое сложное. Разговор не для формата интервью. Нужны уроки на сей предмет, уроки самопознания и познания других, уроки психологии и практического человекознания. Нужны книги, для детей доступные и интересные. Я убедился в этом, переписываясь с юными читателями моих книг. 

Куда обращаться? 
Долго некуда было, теперь есть, только пока еще мало кто об этом оповещен. С 2010 года существует Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Фонд этот поддерживает Детский Телефон Доверия (ДТД), его единый общероссийский номер 8-800-2000-122
          С 2012 г. на связи с ДТД работают более двухсот организаций по всей России. Позвонить может любой ребенок и подросток из любой точки страны, равно как и любой родитель, или другой неравнодушный к судьбе ребенка человек – и получить скорую психологическую помощь или какие-то ориентиры по сопутствующим вопросам, включая и административно-юридические. Работают специалисты с высшим образованием.
          Не думаю, что этого ДТД достаточно, но это уже что-то существенное, уже сеть спасательных станций в океане тонущих.

См. также - Электронная книга «Memento, Песнь уходящих»
Tags: воспитание, дети, общество, подростки, родители, самоубийство, сми
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments