Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Доктор Комаровский: текст видеообращения к родителям России

Сегодня уже немножко задним числом (после экспресс-пресс-конференции Путина слегка отлегло, задышалось легче - видно, кое-чему внял, включил тормоза, обсудим это отдельно). Но все-таки важно, потому что текст исторически значимый, очень внятный, и если кто-то что-то недослышал или переуслышал по видео - может глазами и мозгами убедиться, что все здесь искренне, все на месте и ничто важное не упущено. Вся "позиция", если так угодно называть суть обращения Евгения Олеговича, сводится к трем просьбам:
1) не стреляйте друг в друга и не давайте стрелять,
2) не лезьте незванно и не давайте лезть в дом ближнего своего,
3) не верьте лжи и не лгите себе.
Читаем.


Обращение педиатра Евгения Олеговича Комаровского к родителям России

3 марта 2014 года, Харьков


Дорогие друзья, честно сказать, никогда не думал, что мне придется обращаться к вам по такому поводу.

В 1996 году я написал книгу для вас, она называлась "Начало жизни вашего ребенка". Когда я там рассказывал про закаливание, я написал, что закалять детей надо потому, что, оглядевшись по сторонам, никто не может быть уверен в том, что нашим детям не придется мерзнуть в окопах.

Какой у меня дома был скандал. Как мне жена внушала: «Ну зачем вот эти все ужастики писать?»

Сейчас тем ребятам, которые родились в тот год, в 1996, им по 18 лет, они сейчас служат в российской армии.

Это настолько ужасно мне сейчас вам об этом говорить, при этом я хотел бы, чтобы вы четко понимали проблему. Последние два дня я постоянно разговариваю со своими друзьями, пациентами, читателями из России.

Я вижу четкое разделение общества на тех, кто в интернете, и тех, кто перед телевизором. Я понимаю, что те, кто перед телевизором, искренне пытаются сейчас меня и моих детей спасать.

Ребята! Самое ужасное потрясение, которое вот сейчас для меня, это то, что я вижу по российским каналам. Такой лжи не было никогда. Во всем Советском Союзе. Я, слава Богу или не слава Богу, много лет жил в Советском Союзе. Мы знали, что там и тут - в телевизоре и в жизни - по-разному. Но то, что происходит сейчас - это просто катастрофа. Это информационный геноцид.

Никто нас не убивает! Никто в моей Украине не мешает мне говорить на русском языке. Ребята! Вы все, по крайней мере те, кто знает, кто такой доктор Комаровский! Вы видели "Школу доктора Комаровского"? На каком языке "Школа доктора Комаровского"? Она на русском языке. Более того, наши мамы, которые разговаривают на украинском языке и которые приходят на съемки, они вопросы задают на русском, чтобы нашим друзьям из России было понятно.

Когда я слышу о том, что, оказывается, новая власть приняла закон о запрете русского языка, о том, что здесь по улицам бегают бандеровцы... Ребята! Я сам хочу на него посмотреть. На этого бандеровца. Это какая-то злая ведьма, которая где-то летает. О ней все слышали, но никто не знает, что это такое. Я даже в интернете читал сравнение  бандеровца с чупокаброй. Вот они бегают, что-то едят, но кто это, где это - никто этого не видел.

На самом деле у нас много, очень много, ребята, своих проблем. Более того, наши проблемы абсолютно идентичны вашим проблемам. Точно так же, как и у вас , у нас нечестный суд, у нас жуткая коррупция, у нас абсолютно деградированная медицина вообще и педиатрия, в частности. Этот уровень медицины, который и у вас, и у нас, - вот это и есть настоящая проблема. Это реальный повод для спасения. Я три дня назад написал обращение по поводу реформ здравоохранения. Но вместо обсуждения реформ мы сейчас обсуждаем тему войны. Это просто чудовищно.

Ребята! Просто представьте себе реальную ситуацию. Реальную! От Харькова, где я сейчас нахожусь, 30 км до границы с Россией. А до центра Белгорода - 70 км. Можете себе представить, что над мэрией Белгорода житель Киева повесит флаг Украины? Ну можете это себе представить?! Что бы было? Как бы вы на это реагировали? Но это произошло в Харькове. Москвич, житель Москвы, который приехал сюда из Белгорода на автобусе. Их около 1000 человек приехало сюда. Это другой вопрос - кто их сюда пустил, кто заплатил за это деньги. Над харьковским управлением, над местом, где должен сидеть губернатор, над этим зданием в центре Харькова был водружен флаг России.

Мы вообще говорим не о том. У нас реальные проблемы. Нам надо кучу денег тратить на наших детей, а не сталкивать детей лбами друг с другом.

Конечно, у нас хватает, честное слово, хватает своих идиотов. Мы с ними боремся. Выявляем, пытаемся как-то их нейтрализовать. Мы будем этим заниматься. И когда первое, что они захотели сделать - это внести коррекцию в закон о языках, это было нашим исполняющим обязанности президента тут же заблокированно. И этого нет!

Никто не мешает говорить на любом языке. Только, пожалуйста, дайте нам самим с нашими идиотами разобраться. Мы сможем. Поверьте. И никто в моей стране не будет мешать нам общаться так, как мы хотим.

Два человека, на самом деле, войдут в историю.Они безумно много сделали для нашей страны. Есть человек, который объединил всех жителей страны на борьбу с нашими внутренними бандитизмом, с коррупцией, с продажными миллиционерами, с ужасным здравоохранением, со взятками. Это человек, который объединил всех нас, независимо от того, на каком языке они разговаривают. Это Виктор Федорович Янукович. И есть человек, который всем нам рассказал о том, что мы - единая страна. Вот никто не сделал столько для единства страны, как Владимир Владимирович Путин. Огромное количество людей сейчас хочет, чтобы их просто не трогали. Чтобы мы жили в одной стране, и сами решали свои проблемы. Мы - жители Харькова, Луганска, Донецка, Крыма, Ивано-Франковска, Львова, мы хотим жить в Украине. мы сами решим "в Украине" или "на Украине". Мы сами разберемся. Не надо нам навязывать мир. Ну, ребята! Это нечестно. Честное слово. Нечестно. Ну, когда стоят российские ребята, когда говорят откуда они, кто, но у них нет нашивок российской армии - ну это же неправильно! Обман всего мира. Зачем? Зачем вам это надо? Зачем вам надо, чтобы деньги , которые нужны российским больницам, российским старикам были заплачены за бензин для российских танков?

Сейчас вербуют людей в России для того, чтобы они приезжали в Луганск, Донецк, Харьков. Это же ваши дети. Те, которые сейчас продаются, чтобв приехать сюда и поднимать флаг России. Не надо. Я прошу вас сейчас только об одном. Сделайте мне личное одолжение. Одолжение человеку, который 35 лет лечит ваших детей. Именно ваших. Ну хотя бы потому , что я получил около 250 тысяч писем от вас, и на 150 тысяч бесплатно ответил сам. Ради ваших детей. Вы можете сделать мне одолжение? Просто как спасибо человеку , который думал всю жизнь и о ваших детях тоже? Вы можете мою информацию повторить той бабушке-соседке, которая уверена, что здесь бандеровцы убивают русских? Пожалуйста, для меня.

Все мои читатели, все, кто понимает, что значит медицина, что такое долг перед нашими детьми. Пожалуйста, обратитесь от моего имени. Идите на улицу. Расскажите людям, что нет здесь никаких угнетаемых русских.

Здесь есть нищета. Здесь есть коррупция. Здесь есть беспредел налоговой. Мы будем этим заниматься. Здесь свои, стукнутые на голову, националисты, которые не знают, когда надо остановиться и не дразнить людей. Мы с ними тоже договоримся. Но, пожалуйста, помогите. Сделайте так, что бы то, что мы с вами видим в интернете, узнали те, кто не знает, что такое компьютер и смотрит телевизор. Все мои читатели. Все, кто со мной в контакте, в одноклассниках, все группы "Школы доктора Комаровского", все, кто на сайте. Нас около 6 млн. человек  - тех, с кем я общаюсь постоянно. Давайте покажем, что мы - родители, что мы - реальная сила, и защитим наших детей уже не от болезней, а от пуль. Спасибо.

"Дано мне тело - что мне делать с ним?.." (Еще отрывок из MEMENTO)

«Что есть наша физическая плоть, как не провиант для могильных червей?»
Свежее (2013) письмо на электронный адрес.
Владимир Львович! Как человек должен относиться к своему телу? Любовь к телу бездуховна? Ненависть к телу духовна? Что есть наша физическая плоть, как не провиант для могильных червей? К тому же оно является источником постоянных забот - его нужно кормить, одевать, обувать, греть, лечить и т. д. - на всё это уходит много времени, сил и денег. А сколько эмоциональных неудобств связанных с телом - одна необходимость испражняться чего стоит... Не зря же люди прячутся в туалетах, когда хотят разгрузиться. Если бы эти вопросы задали богу, как вы думаете, чтобы он ответил? Ваш читатель.
                     Старенькие, потрепанные вопросы, как из прошлых веков. Не поймешь, кто пишет: заплутавшийся в уплощенных представлениях о духовности верующий (но почему «богу» – с неуважительной буквы?), или прикалывающийся атеист, делающий вид, будто не понимает, что обращается не к попу-батюшке, а к врачу, для которого тело по определению свято.
            Если верующий, то должен бы знать сто тридцать восьмой Давидов псалом со строками:
               
Ибо Ты устроил внутренности мои
и соткал меня во чреве матери моей.
Славлю Тебя, потому что я дивно устроен.
Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это
.
        Если атеист или агностик, мог бы свериться с Мандельштамом:
Дано мне тело - что мне делать с ним,
Таким единым и таким моим?
За радость тихую дышать и жить
Кого, скажите, мне благодарить?

Я и садовник, я же и цветок,
В темнице мира я не одинок.
На стекла вечности уже легло
Мое дыхание, мое тепло.

Запечатлеется на нем узор,
Неузнаваемый с недавних пор.
Пускай мгновения стекает муть –
Узора милого не зачеркнуть.
            Просит, чтобы ответил от Имени... Ну, рискнем.

              Недотворенное творение мое, дитя глупое и любимое, человечек мой! Знал бы ты, как мне понятны твои сомнения и страдания, как я чувствую их с тобой вместе, тобой чувствую, как стараюсь помочь... Но не перескочить через ступеньки делания, не пройти путь иначе как шаг за шагом, не подняться к вершине, не одолев ведущих к ней троп и круч.
            Ты в процессе, ты в деле, ты осуществляющийся проект. Ты настолько еще не завершен, не достроен, не доведен до ума, что долго еще будешь не в силах этого осознать. Бедный рассудок твой мечется в тисках неосмысленных слов, понятий и категорий, этих гипнотических мышеловок, придуманных такими же детишками, как и ты, ну, может, на одну-две детсадовские группы постарше. «Духовно ли любить тело? Духовно ли ненавидеть?» - вопросики, похожие на оторванные лепестки живого цветка. Нет, человечек, «духовного» и «недуховного», все едино в тебе и в природе. Считать тело только провиантом для могильных червей может только могильный червяк. Тело – сосуд бессмертия, дом души и ее исследовательская лаборатория. То, что ты это до сих пор не понял, не ощутил – моя недоделка, будем работать дальше.
           Недоволен, видишь ли, что приходится тебе, как всем зверушкам, писать и какать. А я этому радуюсь и грустно посмеиваюсь. Отчасти ты прав, смущаясь и морщась от отвращения – да, надо бы покрасивее, поизящнее, и чтобы пахло поприятнее или никак. Но знал бы ты, как всеобъемлюще важна и сложна проблема отходов жизни, какого требует внимания и расчетного труда. Худо-бедно в глобальном масштабе мне удается ее решать: отходы живых существ жизнь не портят, а  используются во благо. Нет ни одной какашки, которую кто-нибудь бы не скушал (на духовном плане тоже, но это как раз не всегда хорошо). Только ты, человечек, самая большая моя надежда, пока что подводишь и меня, и себя: хоть и научился более или менее эстетично нейтрализовывать свои естественные отбросы, зато гадишь сверх всякой меры кучами способов, не предусмотренных моим природным жизнеустройством, и превращаешь землю в мутирующую помойку. Если так и дальше пойдет, придется тебя, дружок, перемутировать в какого-нибудь чистоплотного куслика.
        Покамест кумекаю, как сделать тебя поумнее, как дотянуть до целостности мировосприятия. Ты ведь и меня все еще воспринимаешь как муха – не цельно, а лоскутками, кусочно, сообразно своим узко-корыстным эгоистическим интересикам. Моей целостности не постигаешь, как твою целостность не постигает какая-нибудь бактерия. Считаешь меня то всемогущим и маниакально во все вмешивающимся тираном, которому ты нужен как раб и робот, то благостным всемилостивцем, непонятно зачем всех своих детей убивающим, то каким-то безучастным небесным лентяем, запустившим однажды от нечего делать машинку Вселенной и дрыхнущим себе вечно на космическом облачке. А все это совсем, ну совсем не так. Все в становлении, в рабочих лесах, в потоке развития, и я сам в том числе и в первую очередь. Как и ты, я существо развивающееся, самотворящееся: что не мог вчера, сегодня уже могу, завтра смогу другое. Что сделаю завтра, то пересмотрю и переделаю послезавтра, но ранее сделанное тоже не пропадет. Заметишь ли ты это? Мои пространственно-временные масштабы для тебя пока слишком велики.

     Если бы ты, человечек, понимал, как устроен, с чего начинался и к чему направляешься своими нынешними возможностями, как сотнями тысячелетий идет работа по наладке, совершенствованию и развитию существа по имени Ты – нашлось бы у тебя и за что сказать мне спасибо, и в чем усомниться и обоснованно упрекнуть, как упрекаю себя и я сам. Я и стремлюсь к тому, чтобы ты все это понял и жил дальше все независимее от меня и свободнее. Хочу, чтобы мы с тобой стали равномощными друзьями, а потом чтобы ты меня превзошел – это ведь сверхзадача всякого родителя: вырастить из ребенка Превосходящее Существо. Это наш с тобой смысл, человечек, это наш бесконечный путь в бесконечное Совершенство...

САМОВОЛКА, отрывок из новой дополненной книги MEMENTO

Выписки из истории автора

Чем ближе к Тишине, тем веселей иду
к тебе, Творец миров. Я милости не жду,
прошу лишь одного: не дай с дороги сбиться
и вновь родиться здесь, в земном аду
.
(из подражаний Хайаму)

С реальностью самоубийства я столкнулся раньше, чем стал психиатром. В нашей семье ушли из этого мира в самовольную отлучку (как солдаты говорят, в самоволку) трое: Израиль Леви, мой дед по отцу, двоюродная сестра Таня Клячко и ее мать, Елена Николаевна Пинская – жена маминого старшего брата Юрия Аркадьевича Клячко.

Collapse )

Инания - болезнь бессмысленного здоровья

Из сегодняшней бессонницы, под сон нашего малыша, которому сегодня два месяца.
Зачаток крупного разговора.
К заглавию -  еще два надзаголовка:

Человек как проект.
Общество как проект.

Инания - болезнь бессмысленного здоровья

Как к любому психотерапевту и психологу, ко мне часто приходят люди, не знающие, зачем им жить и чего хотеть. Одни не знают, что они этого не знают, не думают или думают, что знают (большинство), другие знают, что не знают, и им от этого не легче, а наоборот.

Рабочим термином для обозначения такого состояния человека я выбрал латинское слово «инаниэ», буквально – бессмысленность (или, если покопаться в латинской этимологии, близко к значению «неодухотворенность»). Слегка русифицируя окончание: инания – жизнь без смысла и цели, без осознанного направления, без проекта, без устремляющего духа, без КУДА ЖИТЬ. Соответственно, человек, не знающий, зачем жить и чего хотеть, живущий в НИКУДА – может быть назван инаником

Помочь инанику можно. Далеко не всякому – но все-таки можно. Не указывая, не подсказывая, не навязывая – зачем и чего – нет, ни в коем случае, хотя сделать это при доверии даже слишком легко, это будет не помощь, а душевное изнасилование под видом помощи.

Помочь можно общением, в котором человек может сам для себя раскрыться, услышать сокровенные зовы своей души и поверить им, совершить осознанные выборы, а затем конкретно направить свою жизнь на осуществление этих выборов – разработку своего жизненного проекта.

Не буду вдаваться в подробности: работа с инанией –  на книги и книги.  

Поговорим сегодня чуть-чуть об инании как состоянии общества. Общественная инания воплощается в каждом отдельно взятом "в никуда" каждой не отдельно взятой человеческой жизни.

Никого не удивлю, заявив, что нынешняя жизнь нашего отечества, общества, государства – инания сплошная, полнейшая. Ни цели, ни смысла, ни направления, ни одухотворения. Никакого общенародного, государственного проекта. Не считать же национальным проектом и смыслом народной жизни строительство газопроводов и нефтяных труб для продолжающегося обогащения власть предержащих подлюг. И такие  бессодержательные, мертвецки-официозные словеса как «стабильность», «эффективность»,  «конкурентоспособность», «рост ВВП» и т.п. – к смыслу, цели и живой ценности жизни никакого отношения не имеют, это знают и чувствуют все, в том числе и те, кто словеса эти повторяет как заклинания.

Россия сегодня живет в никуда. Глубоко инаническая держава.

И очень грустно: не только Россия.

Европа тоже живет в никуда.

США тоже живут в никуда.

Весь Запад, с его давно утраченной пассионарностью, весь вялый, эгоистичный. гедонистический и трусливый Запад живет в никуда, весь Запад – инаник в тяжелой форме.

А вот о Востоке – ближнем, среднем и дальнем (кроме Японии и Южной Кореи, которые по духу уже ближе к Западу) – так уверенно этого не сказал бы. Там – кто куда. Коммунистический Китай с контролируемой прививкой капитализма строит свою всемирную гегемонию. Индия собирается стать его главным соперником. По мусульманскому миру распространяется очумелый исламский фашизм, поставивший целью то, что Усама Бен Ладен объяснил и наглядно показал. Израиль напряженно живет ради выживания и только, это можно приравнять к никуда, но вынужденно повышенная энергия выживания дает некоторые шансы и на обретение смысла – нового, а не старозаветно-иудаистического, давным-давно тупикового.

То, что восточные «кто-куда», и прежде и более всего исламские,  ведут в пропасть всечеловеческого самоуничтожения, видно невооруженным глазом. Но инанический Запад и инаническая Россия относятся к этому ровно так же, как во времена не столь давние относились к разбухавшему Гитлеру: вяло, трусливо, разрозненно-эгоистично.

Дальнейший разговор поведем (в какую-нибудь следующую бессонную ночь) в плане историческом: о массовых проектах: общественных, государственных, цивилизационных – об их жизни и смерти и о перспективах бессмертия.

Продолжение следует.

Терапия отчаяния и терапия любви

из новой книги «Доктор Мозг: психология психологов»

На шестом курсе мединститута, когда я посещал научно-студенческий кружок при кафедре психиатрии, один сотрудник кафедры, кандидат наук, обозначу его инициалом Б., – проникнувшись ко мне расположением (я безвозмездно переводил ему иностранную литературу для докторской диссертации), решил в качестве неофициального наставника посвятить меня в тайны психиатрического ремесла. 

– Ты, Володя, не знаешь, куда полез. Никто не говорит об этом прямо, тем более молодым. А я скажу тебе откровенно: у нас владения матушки Безнадеги. То, чем мы занимаемся, можно назвать терапией отчаяния. Наивные новички вроде тебя верят, что нашим больным можно помочь. А люди более опытные, поработавшие хотя бы лет пять, уже не верят, только делают вид, будто верят. Или не делают…

Не знаем мы почти ничего и не понимаем практически ни фига. Нет ни настоящей теории, ни методологической базы. Все наугад, на авось, вслепую. Ну видим, что бред у больного, ну галлюцинации, депрессия, маникальность или другая симптоматика. Все это только внешнее, как температура, кашель, боль в животе, понос или рвота. А что за этим? Какие цепочки причин и следствий, где решающее звено? Что в мозгу происходит и почему? Что за человек наш больной, что у него творится внутри, из чего складывается душа, да и есть ли вообще? В чем виновна наследственность и врожденные свойства, в чем – среда, отношения, как все это взаимодействует?

За внешним, за симптоматикой или ее отсутствием, в котором свои загадки, ничего этого не видать. Чаще всего непонятно, имеем ли мы дело с вторгающейся болезнью, меняющей личность, или это просто такой способ существования человека, его жизненная траектория, равнодействующая наследственности и среды.

 Все наши теории – только мнения, принимаемые на веру. Душа не брюхо  – не вскроешь и не посмотришь, ни при жизни, ни после смерти. Вот и получается, что лечим мы неизвестно кого неизвестно от чего неизвестно чем, и неизвестно, лечим или калечим. Отсутствие результатов от такого лечения – случай не самый худший. Если, несмотря на лечение, больной выздоравливает, то всегда вопрос: не сработало ли плацебо – внушающий эффект имитации помощи?..

Я слушал его, наматывал на ус. Возразить было нечего. И все же, несмотря на убедительное соответствие этих речей действительности, чувство, близкое к тошноте, выталкивало из меня их итог: бессмысленность того, чему я вознамерился себя посвятить.

Казалось, и сам Б. где-то в глуби душевной не верил той очевидности, которую передо мной рисовал. Поздней, прочитав у Пушкина: «Нет истины, где нет любви», я понял, чего недоставало в его картине, которая, на самом деле, была развернутой проекцией его собственного душевного состояния. 

Никакая правда не есть истина, но лишь некая ее сторона, открывающаяся нам наподобие того, как в известной притче слепым, ощупывавшим слона, попадались разные  его части, принимаемые за целое.

Была и другая очевидность, другая реальность – над и внутри той, в которой мы жили.

Познакомились мы с Б. в стенах учреждения, где на рубеже девятнадцатого и двадцатого столетий произошла вспышка Возможного. Моцарт российской психиатрии, гениальный Корсаков, отец-основатель и первый руководитель кафедральной клиники, принадлежавшей в те времена медицинскому факультету Московского Университета, своим живым примером доказал, что помогать самым тяжелым и опасным душевнобольным можно без ограничения их свободы, без насилия и почти без лекарств. Помогать вниманием, сопереживанием, усилиями понимания и деятельной любовью – тем, что Корсаков скромно назвал «системой морального влияния».

Несколько лет в этих стенах происходило тихое чудо: пациентов не связывали, двери и окна не запирали, никто никого ни к чему не принуждал, никто ни на кого не кричал. И пациенты (среди которых, меж прочих, были такие люди, как Врубель, Есенин…), кто мог – возвращались в обычную жизнь, освободившись от страдания, либо несмотря на. Кто не мог – оставаясь в болезни, получал драгоценные дары душевной поддержки.

Б. знал историю нашей клиники, но для него, как и для многих, меня включая, это было какой-то другой реальностью: сказочным сном,  въявь однажды случившимся и неповторимым.

Каких чудес можно было ожидать от официозной психиатрии в темную ночь советского тоталитаризма, на что надеяться?

С тридцатых годов, когда воцарилась сталинщина и повсюду пёрла идеологическая бредятина и хищная бездарь, наследие Корсакова и его ближайших сподвижников начали жестоко изничтожать. Лучших, интеллигентнейших и добросовестнейших клиницистов изгнали, репрессировали, сгноили, поубивали. В начальство выбились карьеристы. Одни – изощренные подлецы, бессовестные и злобные, вроде завкафа пятидесятых годов Евгения Попова, евнухоидного толстяка, иезуитски циничного насадителя двух учений: Павлова и марксистско-ленинского, нужных психиатрии как собаке пятая нога. Другие – практичные любители вкусно пожить, откровенно невежественные прохвосты, вроде моего шефа по аспирантуре Василия Банщикова. 

Однако и в нашем змеином мраке искрилась жизнь. Корсаковская вспышка не осталась бесследной: тепло его души еще витало в стенах клиники и грело палаты, где к пациентам, в сравнении с другими психиатрическими заведениями, по традиции, передавшейся каким-то воздушным путем, персонал относился внимательнее и человечнее. Тот же незримый дух гнездился в библиотеке, где хранились недорастащенные старинные фолианты, в бехштейновском дивном рояле, на котором я играл во время дежурств…Были и живые хранители огня, передатчики эстафеты душевной самоотдачи – трое из врачей клиники и старшая медсестра, о них расскажу отдельно.     

Б. хранителем огня не был, к активным гасителям тоже не относился, скорей сам был продуктом погашения. Лет около сорока, небольшой, лысенький, чуть полноватый, с лицом знакомо-незапоминающимся, немножко лисьим, немножко утиным, с подслеповатыми глазами, прячущими за очками застылую тоску одиночества. Фронтовик, инвалид войны – без правой руки, от плечевого сустава напрочь оторванной. Пришлось научиться управляться со всеми надобностями одной левой. Жил в однокомнатной квартирке, почти пустой, как самый дешевый гостиничный номер. Водил туда иногда женщин, но дольше одной ночи, а чаще пары часов, не проводил ни с одной. Были, признался как-то под коньячком, сложности с потенцией, но главная закавыка заключалась в непререкаемом убеждении: «все они б…и, одни явные, другие скрытые, разница небольшая». Подорвала доверие прекрасному полу юная подруга предвоенных лет, классически изменившая ему с тыловым снабженцем. Мечтал жениться, мечтал и боялся.

Собеседница Ольга Катенкова – В романе «Сквозняк», вошедшем в книгу «Гипноз без гипноза», она же «Наемный бог», у вас есть однорукий персонаж Борис Калган, Боб – учитель вашего героя. Б. имеет к нему какое-то отношение?

– Как негатив к позитиву. Военная инвалидность, однорукость –  единственный общий признак. К пациентам Б., в отличие от моего Боба, был опасливо равнодушен. Цинизм у Боба иронический, показной, прикрывающий боль. А у Б. цинизм был нешуточный, опустошительный цинизм безлюбия и безверия. В служебных отношениях был мелким интриганом – подхалимничал начальству, наушничал, подсиживал конкурентов, за что носил кличку «однорукий двурушник». Но сказать, что человек этот был законченным подлецом, не могу, иногда брезжило и в нем что-то вроде совестливой доброты.

– Как сложилась дальше его судьба?

– Защитил докторскую, получил в заведывание кафедру где-то на периферии, дальше не знаю.

– Наверное, он сам нуждался в психотерапии, в психологической помощи?

– Нуждался, безнадежно нуждался в глубокой духовно-психологической помощи. Негде и не у кого было ее искать такому калеке, не столь физическому, сколь духовному. Не верил никому и ни во что, а потребность в вере подспудно чувствовал. Мне приоткрылся, но я был еще далеко не в той спелости, чтобы ему помочь.

Продолжение следует

МОЖНО (промежуточный позывной)

Это просто "ау", тут я, на связи. Замолк, потому что навалило работы с живыми ребятами, которых утягивает в Суицидаль. Волна, большая волна. Кандидатам в президенты, особенно единственному, на это стопроцентно накласть, и в этом диагноз времени и стране.

Не знаю теперь, смогу ли дописать обещанное продолжение "Здравствуй, Сахаров..." , и так ли это теперь нужно и важно. События сыплются как песок в воронку песочных часов, 5 марта часики перевернут,  песок  обратно посыплется - и...
Да, песок останется тем же, емкости часов теми же и дырочка между ними все той же самой.  Но что-то же можно сделать и вырваться из этой дурной бесконечности.  Можно.

Помощь с Неба или Плацебо?

Готовлю 170й выпуск рассылки «Конкретная психология». Начинаю ее с отчета об очередном маленьком чуде, только что со мною случившемся. И еще до выпуска рассылки хочу поделиться этим с вами, друзья.
 
Освежим определения: чудо 
                                          - событие с непонятой закономерностью,
                                          - послание из непознанного,
                                          - проявление одного уровня реальности в другом.
Чудес со мной, как и со всяким живущим, происходило уже несчитанно много, начиная с рождения, чудес разных, замеченных и незамеченных. Некоторые из замеченных описаны. Нынешнее – того же порядка, что и описанное в одной из книг – самопроизвольное удаление опухоли перед назначенной операцией. 
Не так давно рассказал кое-что про доморощенные приемы профилактики радикулита (отрывок «Мне горилла говорила»). Как нередко бывает после публичного озвучивания чего-то милого душе, сработал закон подлости, бесьё решило отобрать свое. Три недели назад, в неблагоприятных для моих многажды ломанных костей условиях другой страны и другого спального ложа, насквозь и глубже прострелил меня герр Ишиас, знаете злодея такого? Лучше не знать. Ни встать, ни сесть, ни лечь, ни повернуться, ни наклониться, ни поднять платок любимой женщины. Боролся всячески (в том числе с помощью моей «Гориллы», помогала садиться-вставать-распрямляться), но герр Ишиас не отступал, что-то он там прошиб на уровне пояснично-крестцовых сочленений. К тому ж другая напасть: коленный мениск защемился, болища дикая, на опухлую ногу не ступить, не согнуть-не разогнуть. Трагикомическая инвалидизация, а дела не ждут…
Заехал друг проведать. Увидел, каков я. «Знаешь, есть такая хорошая мазь «Биопин», в любой аптеке. На основе хвойной живицы. От радикулитов всяких, от суставных болей и воспалений, от невралгий. Многие хвалят, говорят – помогает. Правда, не всем. Может, попробуешь? Хуже не будет». – «А сам пробовал?» – «Пробовал один раз в таком же примерно случае». – «Помогло?» – «М-м-м… Мне показалось, что помогло, полегчало. Сбегать в аптеку, принести?» – «Ну, давай, ладно, спасибо», – сказал я, корчась и морщась.
Сбегал, принес. За это время я только и успел, что страдальчески перейти из вертикального положения в горизонтальное и найти какое-то неустойчивое равновесие между собою и болью.
Друг положил тюбик с мазью на столик рядом со мной.
– Помочь намазаться?
– Спасибо… Я сам… Потом… Попозже…
Клонило в сон, ночь была трудной. Друг пожелал оклемываться побыстрей, попрощался, ушел. «Как все-таки хорошо, когда навещает тебя кто-то сочувствующий и понимающий, пусть и не могущий помочь, – вяло думал я, задремывая и поглядывая со слабой надеждой на нетронутый тюбик. – Вот посплю и намажусь… посплю и намажусь…»
Часа через два проснулся. Робко пошевелился… О, что такое?!.. А где боль?  Где моя боль?.. Та-а-к… Ногу согнуть могу… Разогнуть – могу… Сесть – могу… Встать – могу!  На ногу опереться – могу! – и ходить могу!! – спокойно, легко. И наклоны делать, и все-все-все…
А где же герр Ишиас? Где мениск защемленный? Где опухоль ноги?
Их уже нет.
Исцелен. Здоров. Счастлив.
Да, так, несколько сказочно. Но ведь не в первый раз, бывало и почудесней. Если бы я не знал и не понимал, что такое Действующий Образ События и плацебо-эффект, мог бы вообразить, что мазь «Биопин» вылечивает и без применения, через невскрытый тюбик, просто нахождением поблизости, испуская какие-то таинственные волшебные излучения. Либо – что друг мой незаметно поколдовал, загипнотизировал меня...
Друг (не врач, не психолог, человек технической профессии) и вправду помог, вложил свою долю в событие, о том не ведая – вписал в мое подсознание несколько важных знаков. С его легкой подачи я, с дуновением какого-то полуинтереса, полунадежды на этот Биопин, лишь слегка представив, как буду лечиться им дальше, отпустил это воображаемое действие и его результат в беззаботную вольность покоя и сна. И матрица выздоровления образовалась и заработала, овеществилась-осуществилась. 
Тело в содружестве с душой в трудных положениях само все необходимое для себя делает, нужно обоим им только чуть-чуть помочь – дать пообщаться, приблизив друг к другу наивным упованием, детским доверием.
 
***
Про психополитическую тематику не забыл, не отказался, просто по ряду причин отложил, скоро вернусь.
 

О диагностике и диагностах. Юмор для понимающих.

Начинаю жалеть, что поспешил выложить без дальнейшего развития пост «Аморалка…». Не из-за возможных неприятностей. Из-за желтого ажиотажа, с передергиваниями и воплями. Недооценил мощь нашего кривозеркалья. И права, к сожалению, автор комментария, попенявшая мне, что в записи этой получилась трудно разделяемая диссонансная смесь двух подходов: врачебно-психологического и писательского (=общечеловеческого), что надо было постараться почетче их разграничить.

«Психиатр Леви поставил диагноз…» «Это он сам себе поставил диагноз…»

Для сведения. Слова «диагноз», «диагностика» означают «распознавание». Употребляются не только в медицине, в историях болезней, – применяются и обиходно, расширительно и метафорически. В расширительном смысле диагнозы ставят автомеханики машинам, ювелиры камням, знатоки картинам, дегустаторы винам, настройщики инструментам, мы все – друг другу. Хороший, плохой, добрый, злой, умница, дурак, гений, лох, либерал, патриот – все это тоже диагнозы: обиходные, общежитейские. Шуточно к диагнозам относят некоторые профессии (например, программист), национальности, и прочая-прочая.

Есть еще отдельное серьезное понятие диагностики психологической. Подчеркну: психоЛОГИЧЕСКОЙ, а не психиАТРИЧЕСКОЙ, путать не рекомендуется.
Психолог распознает=оценивает=диагносцирует различные параметры психики: особенности восприятия, памяти, чувств, мышления, черты темперамента и характера, установки сознания и подсознания, свойства личности. Диагностика производится по поведению, по текстам, по тестам. В отличие от психиатра, психолог не определяет болезни, симптомы и синдромы, психопатологию целенаправленно не изыскивает и не лечит, но при наличии может обозначить ее тип и границы. По отношению к медицинскому диагноз психологический имеет смысл расширительный; диагностика эта не столько качественная, сколько количественная. Когда речь идет о целостной личности в ее отношениях с другими, вместо «диагностика» предпочтительнее бывает более общий термин «анализ», «аналитика».

В расширительных смыслах употребил понятие «диагностика» в данном случае и я. Историй болезни наших ныне властвующих персон не писал, не обследовал их, не лечил и не собираюсь. Медицински они, слава Богу, здоровы, чего им и далее желаю. Заметка моя содержит лишь факты. Голые факты публичного поведения. Поврозь их наблюдали все, и в гораздо большем количестве, чем я привел. Я соединил эти факты в небольшой ряд и обозначил свое видение, психологическое и этическое. Психиатрических диагнозов нет. «Пора к психиатру», «срочно к психиатру» – употреблено в таком же метафорическом ключе, в каком сам герой заметки однажды прилюдно пообещал одному чиновнику «прислать доктора». Юмор для понимающих.