Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Не всё же выть, рычать и лаять... погода-то хорошая, этого пока не отняли

Из дневника Мужчины в Расцвете Сил

Обезьянам проще. Не надо было происходить.

*

(К той же теме, голосом Ельцина): Во всём виноват Дарвин.

*

С утра ногой вступил в тарелку с оливье.
(Воспоминание о хорошо проведенном новом годе)

*
Самое главное для  общения в семье, - сказал психолог, - как и для всякого общения: никогда не говорите вслух, кто умный, а кто глупый, каждый это и так прекрасно знает.

Постскриптум

к STADOCREDO

О, верность овечья! О, братство баранов!
Ни библий не хватит на вас, ни коранов,
зато, если рявкнет какой-нибудь пёс,
нажарить из вас шашлыков – не вопрос:
всем стадом попрете на новую бойню.
Восстанет из гроба усатый покойник,
и девкам мясным, и рогатым сынкам
звездой путеводной засветит майн кампф.
О, бездна баранья! О, вечность овечья!
Ничем не излечится ваше увечье.
Мангалы готовы. Шампуры блестят.
Дымится под ветром андреевский стяг.

МОЖНО (промежуточный позывной)

Это просто "ау", тут я, на связи. Замолк, потому что навалило работы с живыми ребятами, которых утягивает в Суицидаль. Волна, большая волна. Кандидатам в президенты, особенно единственному, на это стопроцентно накласть, и в этом диагноз времени и стране.

Не знаю теперь, смогу ли дописать обещанное продолжение "Здравствуй, Сахаров..." , и так ли это теперь нужно и важно. События сыплются как песок в воронку песочных часов, 5 марта часики перевернут,  песок  обратно посыплется - и...
Да, песок останется тем же, емкости часов теми же и дырочка между ними все той же самой.  Но что-то же можно сделать и вырваться из этой дурной бесконечности.  Можно.

Мятежный генерал может вернуться. И хорошо бы именно такой.

Друзья, пока довершаю очередную порцию заметок из цикла "Здравствуй, Сахаров!", хочу предложить вашему вниманию очерк-дайджест моего давнего друга и однокашника по мединституту доктора Игоря Рейфа о великом правозащитнике недавних и еще не прошедших времен генерале Петре Григорьевиче Григоренко.
Вот какое письмо от Гарика я получил недавно (цитирую с сокращениями):

Привет полуночнику. Спасибо, Володя, за твое вчерашнее послание. Я тут же зашел на твою страницу и с большим интересом прочел и про Гавела, и про Рыжкова, и все остальное. О критическом выпаде Гавела против путинского режима я, кстати, узнал впервые и только тут понял настоящую причину "молчания ягнят". Но не много ли мы от них требуем?

Что же касается Рыжкова, то я рад, что наше с тобой отношение к нему полностью совпало. Год назад я написал небольшой посвященный ему комментарий к интервью некоего Агещева (есть такой луч света в темном царстве на просторах нашей родины) интернет-журналу "Кругозор". ...Но сейчас, невольно сравнивая Рыжкова с новой звездой Навальным, я вижу, насколько он выигрышен на этом фоне. И если в Навальном чувствуется некий налет бесовщины, то Рыжков, напротив, открыт, прозрачен и, главное, понятен.

И еще я выудил на твоем блоге важную для себя информацию...

Дело в том, что я давно уже ищу деньги на издание сборника статей и воспоминаний о П. Г. Григоренко, который мы вместе с его сыном готовили к 100-летию генерала. Но с тех пор прошло уже 4 года, а я, как видишь, недалеко продвинулся. Этой весной издательская заявка рассматривалась в Фонде Гайдара, и, учитывая особое отношение Е.Т. к памяти Григоренко, они готовы были уже выделить необходимые средства, но в последний момент испугались. В уставе фонда записано, что они не занимаются политикой (!)...

Сейчас для издания книги, сдается мне, особенно благоприятный момент, но вместе с тем и очень короткий - ожидаемая новая волна кризиса, возможное ужесточение режима и т.д.... Кто же больше сделал для либерализации нашего общества, чем Сахаров или Григоренко?

Рукопись в настоящий момент находится в издательстве Росспэн (Российская политическая энциклопедия), где, в принципе, готовы ее издать, но, не желая рисковать, ждут спонсорской поддержки. Ну, а все сопроводительные материалы у меня, конечно, наготове.

Итак, сейчас у меня на сайте можно почитать текст Игоря Рейфа о Григоренко. А для издания сборника придется искать деньги. Смею надеяться, что и с вашей помощью, мои заинтересованные благородные друзья. О каких-либо идеях или предложениях на сей счет можно писать прямо сюда, открыто или в личку. До скорой!

Маленький прогноз

гребущих событий.  Тандемики готовятся в ближайшее время кинуть ЕдРо. Тихо так (или погррромче, с выговорами с занесением в личное тело) погрузить этот обо(б, ж, с, - на выбор и в комбинациях)равшийся фантом в общеполитическую пред-през-безвыборную жижу.
Не справились, не оправдали народного доверия, понимаш. А мы не с чиновниками, мы с народом единым фронтом. Уже посылают такие мессеЛжи.
Ме будет юридически размешивать эти отходы, а Пу над ними энергетически возвышаться.

ВСЮ ЖИЗНЬ НОСИЛСЯ КОЛБАСОЙ
И ВСЕ РАВНО ТЕПЕРЬ БОСОЙ

А это о нас...

Благодарная память как основа сознания, здравого смысла и нравственности

Ребята, опомнимся. Обливать помоями Сахарова, праведника, святого подвижника, обливать после всего, что им сделано и пережито, – это уже, знаете…
Если не ведаем или все забыли, почитаем хоть Википедию. Курт Воннегут не прав, злобно, глупо, истерично не прав. Внутренних мотивов такого оголтело-несправедливого наезда, помимо простого незнания и непонимания, может быть два. Первый: Воннегут воевал, попал в плен к немцам и пережил кошмар дрезденской бомбардировки. Психотравматический опыт. Гиперреакция на всякое упоминание бомбы. Тем более, водородной.
Второй возможный мотив: зависть, элементарная зависть, неосознанная и тем более явная. Прозрачно просвечивающая через процитированный текст. Воннегут, в отличие от Сахарова, был человеком честолюбивым и, похоже, тщеславным, как большинство писательской братии. Он не получил Нобелевской премии. Сахаров получил. В Вашингтоне при жизни Воннегута площадь возле Белого Дома назвали Площадью Сахарова. Под Иерусалимом есть Сахаровские сады. В центре Москвы – проспект Сахарова. Ни площади, ни садов, ни проспекта Воннегута на карте земли мы пока не находим. Хотя он, может быть, и вполне заслуживает если не площади и садов, то какой-нибудь тихой улочки…

 

Хамо Недосапиенс

 Академик Сахаров, из тех же воспоминаний:
«Сегодня термоядерное оружие ни разу не применялось против людей на войне. Моя самая страстная мечта (глубже чего-либо еще) – чтобы этого никогда не произошло, чтобы термоядерное оружие сдерживало войну, но никогда не применялось».

И оно сдерживает. И не применяется. До сих пор, по крайней мере, сдерживает, и будем молиться и работать на то, чтобы не применилось.

Не худо бы понимать и помнить, что все мы не обратились во прах, а живы в немалой мере благодаря Сахарову. Третья мировая война без термоядерного оружия уже давно состоялась бы и унесла бы несравненно больше жизней, чем вторая. 
Конечно, не сделай советскую водородную бомбу Сахаров, ее сделал бы кто-то другой. Попозже (быть может, с роковым запозданием), но сделал бы. Мозги под стать сахаровским для этого дела нашлись бы, они были в наличии еще кое у кого, а вот совести такой…

Стратегическое равновесие ракетно-ядерных потенциалов и сейчас, после окончания холодной войны, удерживает человечество от безумия большой горячей войны. Сахаров называет это «устрашением ГВУ» (гарантированного взаимного уничтожения). Прискорбно, что удержание это достигается таким жутким сверхрискованным средством, что другого, более разумного, не находится. Но такова реальность нынешнего уровня сознания Хамо Недосапиенс.

Во время Великой Отечественной Войны Андрей Дмитриевич был еще совсем молодым человеком. Был «солдатом науки» – работал в тылу на победу. Сделал несколько важных изобретений. Создание термоядерного оружия в ближайшие годы после ВОВ было продолжением военной эксплуатации молодого гениального физика – власть предержащие его не отпустили, перевели в солдаты войны холодной. Разумеется,  Сахаров осознавал, чем занимается. Но широко-объемное и глубокое понимание того, что было сотворено, со всеми вопросами и сомнениями, пришло позже .  
Сам Андрей Дмитриевич пишет об этом дальше так (середина 80х годов): 
«Помогли ли мы или – точнее – мы вместе с американскими создателями аналогичного оружия – учеными, инженерами, рабочими – сохранить мир? Третья мировая война не разразилась за эти 35 лет и, быть может, равновесие страха, взаимное ракетно-термоядерное устрашение ГВУ (гарантированным взаимным уничтожением!) – одна из причин тому. Но может быть, и не так. Тогда, в те далекие годы перед нами не вставали такие вопросы. 
Что остро ощущается сейчас, через 30 с лишним лет, – это неустойчивость равновесия страха, крайняя опасность современной ситуации и чудовищная расточительность гонки вооружений. Термоядерное оружие стало настолько страшным, угрожающим при своем применении всей человеческой цивилизации, что сама идея его применения кажется нереальной, и, тем самым одновременно уменьшается его сдерживающая роль и колоссально возрастает угроза для человечества, если оно все же будет применено. Есть ли выход? Это покажет ближайшее будущее. Долг всех нас – думать об этом, освободившись от идеологического догматизма, национальной и государственной ограниченности и эгоизма, с общечеловеческих глобальных позиций, с терпимостью, доверием и открытостью». 



Тук-тук (маленькая заметка о большой рефлексии). Продолжение.

«Лежу с моим. Заходит мой...»
Это к вопросу об отмене тук-тука. Нет, не в том смысле, что один из «моих» вовремя не постучался, и вышла любовная коллизия с мордобитием.
Формула эта, как грустно заметил один наблюдательный человек, хоть и в пошло-анекдотическом виде, но впитывает в себя весь трагизм отечественной антипсихологии: взаимопонимание с обратным знаком. Вся заковыка вот в этом «мой» или «моя» вместо Другого Человека.
...Когда-то они начинали с ухаживания и кокетства. С влюбленности. С пылкой и романтичной любви. С игры двух вселенных с их бесконечными тайнами, с трепетного постижения этих тайн, прикосновение за прикосновением... С осторожных и изобретательных взаимных «тук-тук». Перед каждым сближением – чуткие, вопрошающие движения душ и тел...
Но вот, скоро ли долго ли, одна или обе стороны порешили, что вопрошать больше не о чем. Что все понятно, известно, хожено-перехожено, тайн больше нет. Есть просто Мой и Моя, и никаких «тук-туков» уже не требуется, никакой рефлексии. И не глядя заранее ясно, что Мой (Моя) скажет, подумает, сделает, почувствует, что отчебучит... Каждый живет не с реальным Другим Человеком, который рядом, а со сложившимся образом этого человека в своей голове – и продолжает навязывать человеку этот образ с упорством безумца. Другой Человек, понятно, сопротивляется. Или, что еще хуже, не сопротивляется. Фантом Мой и фантом Моя ведут громкую орудийную войну или тихую окопную. Ну, а дальше...
Одна простенькая история, которую я недавно услышал, иллюстрирует нехватку «тук-тук» – трагикомизм обоюдной наивной безрефлексивности. Вот она, в вольном переложении.
Золотая свадьба, или Лучше поздно, чем еще позже
Муж и жена решили отпраздновать 50 лет совместной жизни вдвоем, за обедом. Жена сготовила свой фирменный борщ. Подняли бокалы. Муж предложил:
– Дорогая, давай каждый сегодня попросит другого о чем-то, чего ему очень долго хотелось, но боялся попросить.
– Давай, – радостно согласилась жена. – Можно ты уступишь мне сегодня, в первый раз за все пятьдесят лет, белок от яйца, и я добавлю его в свою порцию борща?
– Ка-ак?.. Разве ты любишь белок? – изумился муж.
– Еще бы не любить! Что может быть лучше яичного белка для борща! – воскликнула жена.
– Вот те на... Все эти годы я с таким трудом, каждый день, преодолевая свой эгоизм, уступал тебе яичный желток, – огорчился муж. – Что может быть лучше яичного желтка для борща! А я глотал этот тошнотворный белок, у меня от него запоры и аллергия. Ты уплетала за обе щеки желток, а я глотал слюни...
– А я-то как каждый день ломала себя! Я давилась этим желтком ради тебя! Я нажила себе из-за него холецистит, панкреатит и преждевременный климакс. Если бы не этот желток... Если бы каждый день только белок...
– Все поправимо! – раздался вдруг Голос Свыше. – Отныне, дети мои, не забывайте обращаться друг к дружке с вопросами и не опасайтесь давать искренние ответы: стучите, и отворят вам, а если не отворяют, стучите погромче или отворяйте дверь сами, но потихоньку. Иной альтруизм, ребятки, хуже всякого эгоизма. Каждый из вас целых пятьдесят лет подряд проецировал свои потребности в другого, не догадываясь, что перед ним Другой Человек, а не он сам. Рефлексия прежде всего!
И стали они с тех пор каждый день класть в борщ друг дружке то, что каждому нравится, и возблагодарили Небо за рефлексивное вразумление, и прожили еще 50 лет в добром здравии и довольстве друг другом, и все еще продолжают в таком же духе, хотя яиц уже давно не едят: надоело.