Category: животные

С НОВОПРИБЫВШИМ, ДРУЗЬЯ!

С Прибежавшим изо всех собачьих лап!

С гавом радостным, с крутящимся хвостом!

Чтобы не было кусь-кусь и цап-царап!

Чтобы всем ням-ням и счастья полный дом! 

Чтобы не было ой-ёй, бо-бо и бррр!

Чтобы прыгать, бегать, весело играть!

Чтобы друг на дружку мы не р-р-р,

а любить, внимать и понимать. 

Всех вас нежно обнима, целу и мурр,
(Новый год справляют и коты)*),
чтобы чаще вас проведывал Амурр
и сбывались сокровенные мечты!

-----

*)Ваш упорный слуга Тигр относится к семейству кошачьих

ПРИГЛАШЕНИЕ В ОТПУСК

Давай побудем вдалеке
от суеты, на маяке
у моря или на реке,
исследуя, рука к руке,
свое родство.
Давай смеяться повкусней
над торжеством челосвиней,
над злобой матерных парней,
над тем, что время нас сильней,
а мы – его.


Давай вести себя не так,
как хочет мировой бардак,
давай играть, кормить собак,
давай учтем, что Бог чудак
и любит мух.
Он любит пауков и змей,
и у него полно затей,
ему плевать на упырей,
плевать, кто русский, кто еврей,
но Он не глух.


Давай побудем в том краю,
где не ругают мать твою,
и не мечтают жить в раю,
и любят волка, и змею,
и паука,
где только правду говорят,
где люд не ходит на парад

и Бог не раздает наград,
а вкалывает как медбрат,
смеясь слегка.


 

(no subject)

Эпиграф: "Один верблюд, кипя от злобы,
                  отправился в пустыню, чтобы"

                                        Недоговорка. Рената Муха

Еще один эпиграф: Жила-была одна страна.
                                 Она всех посылала на.
                                 Главой страны был мелкий бес.
                                 И вдруг страна осталась без.
.
                                         Сновидение. Автор в розыске
                             
Оля и многие, Вы вопрошаете, что делать, ЧТОБЫ.
Вот, у Андрея Пионтковского, по-моему, главное сказано очень четко.
Он написал это два дня назад, а за это время уже произошло сами знаете что.
То, что началось и продолжится. А началось давно...

Рассказ о Большой Белой Собаке, а в сущности о любви


(рассказ коллеги-психолога, моей жены)

Как-то на выездном семинаре мы, студенты-психологи, проходили практику: обучали друг дружку, кто чего уже умеет и знает, обменивались опытом. Иногда к этому присоединялись именитые мэтры...
После лекции, прочитанной довольно известным психологом N., слушатели столпились вокруг звезды-профессора и стали задавать вопросы. Я не собиралась ничего спрашивать. Просто стояла в тесном окружении знакомых и незнакомых студентов, вдыхала вдохновенно-суетливую атмосферу Праздника Познания. Вдруг N. выхватил мое лицо взглядом: «Чем вы занимаетесь»? – «Я?» – внимание такого человека было очень приятно. – «Работаю с подростками», – ответила радостно. N., не раздумывая, произнес фразу (так, как будто только ждал случая сказать слова, разрезавшие мне душу пополам): «Как вы можете работать с подростками, если вы закрытый человек?»
Почему эти слова, как кол, остро и больно врезались в мое сердце? Ну, мало ли что и кто (тем более, не знающий тебя человек) может сказать?!
Я довольно быстро внешне справилась с собой и заявила авторитетным тоном: «Так и работаю. Ребята любят меня. Они мне доверяют».
N. (как будто выучил роль) повторил: «Вы не можете работать психологом. Вы закрытая личность».
Кажется, я перестала дышать. Выбралась из душной толпы, выскочила на улицу. Побрела, куда глаза глядят. По счастью, на ходу попалась скамейка. Я опустилась на нее с ощущением свинцовой тяжести на душе, на ногах, на плечах.
«Почему? Почему мне нельзя работать психологом? Откуда он знает? Да разве он видел, как я работаю? Но ведь он – это он... значит... значит...» По щекам текли слезы.

И вдруг, откуда ни возьмись, на аллее (такой длинной) прямо возле моей скамейки – как будто ниоткуда – появилась Большая Белая Собака. Взглядом спросила разрешения подойти ближе. На ее морде было написано человеческое сострадание. Не хватало только таблички «Психотерапевт в миру». Я смотрела на нее во все глаза. Собака медленно подошла, приблизила морду и... стала лизать мне лицо. Белая Собака работала со мной, пока я не успокоилась. Кажется, она готова была провести возле меня всю свою жизнь, только бы снять душевную боль... По крайней мере, все свое свободное время она посвятила утешительному сеансу. И пока не убедилась, что мне стало лучше, не оставляла меня.
Я почувствовала, что пришло время двигаться восвояси. Обняла Собаку, поблагодарила ее за участие.
Начинало смеркаться. Загородная местность путала меня незнакомыми тропинками. Я сбилась с дороги, попала в какие-то закоулки между мелких домишек. В растерянности приостановилась. И ровно в этот миг из-за угла со шквалом оглушительного лая на меня бросилась грязно-рыжая маленькая собачка. Чем старательнее она меня обгавкивала, тем легче становилось мне на душе. Я вспоминала Большую Белую Собаку.
Что же по сравнению с ней ты, крикливая шавка?

В этот момент по пыльной дороге проскочила лихая легковушка, весело блеснули фары, выхватив из уже сгустившейся темноты кусочек дальней дороги. Мне было совершенно ясно, куда нужно идти. 


Gav&Love

из недавнего послания одного пса
хорошему другу-писателю с инициалами ЛС
перевод с собачьего

Каков бы ни был я – шерстист, легав,
имел бы таксы стать или слоновью, –
прими, о Друг, приветственный мой гав,
наполненный любовью.

ГАВ!!
Каждый раз, как ты мне шлешь привет
глазами или как-нибудь иначе,
я чувствую, что жизни лучше нет,
чем жизнь собачья.

Мне важно знать, что ты, расправив грудь,
идешь по жизни и здоровьем пышешь.
И как-нибудь, когда-нибудь чуть-чуть
и обо мне напишешь...