Category: литература

ГИПНОТИЗЁР ПО ИМЕНИ ЛИЦО

    Здравствуйте, друзья. Календарный год с ускорением приближается к финишной прямой, а я спешу подготовиться к нашей второй, ноябрьско-декабрьской пятинедельной живой встрече этого года, до нее осталась неделя и один день.
      Зову вас на эту встречу не только я, но и моя старшая дочь Маша, свежедипломированный психолог. И не только она :-)

Друзья, все люди добрые, народ!
Леви Мария в гости вас зовёт,
а если быть точней – на вебинары:
их папа мой ведёт, ничуть не старый
ни телом, ни душой. И буду я
участвовать, ведь мы одна семья, –
и младшие красавчики-братишки:

ОБЩЕНИЕ ЖИВЬЁМ, НЕ ЧЕРЕЗ КНИЖКИ!
И ВСЕ МЫ ВМЕСТЕ, ВЕСЕЛО И ДРУЖНО,
ВАМ ПРИВЕДЁМ В ПОРЯДОК ВСЁ, ЧТО НУЖНО:
ЛИЦО, ЖИВОТ, ОСАНКУ, ДВЕ НОГИ,
ЗДОРОВЬЕ, НАСТРОЕНИЕ, МОЗГИ,
НУ, А ТЕМ САМЫМ, КСТАТИ, И ФИНАНСЫ,
И НА УСПЕХ В ЛЮБВИ ПОВЫСИМ ШАНСЫ!

    Друзья, поэтических преувеличений в этом приглашении почти нет: мы, все четверо, действительно, будем вам про всё вышесказанное рассказывать и показывать. Кроме пятой лекции об Интиматике, про это рассказывать буду только я, а без показа как-нибудь обойдёмся.
      Не забыл обещанное: продолжение извлечений из застольного интиматического симпозиума воспоследует. А сейчас немного по теме верхнего этажа.

СЛОВЦО ПРО ЛИЦО

    Главный орган ЛИЧного общения. Основное удостоверение нашей ЛИЧности, наш первичный паспорт. Наша витрина.
      Женщины, за небольшими исключениями, хотят, чтобы витрина эта была привлекательной, мужчины – чтобы внушительной. Люди обоих полов, реалистично стремящиеся к успеху, хотят, понятно, чтобы лицо их было умно послушным и выражало только то, что надо выражать и НЕ выражало то, чего выражать не надо. Чтобы было не открытой для всех книгой, как у ребенка, не экраном, доступным для всеобщего обозрения, а источником информации по спецдопускам – не только витриной, но и надежным сейфом.
      Это не только небезобидное запихивание вовнутрь искренности – желание носить и менять пресловутые маски. Шире и глубже: большой жизненный запрос на АРТИСТИЗМ – не только лица, но и всего остального: голоса, речи, жестикуляции, осанки, движений, всего поведения. Артистизм, необходимый для действенности, для успеха в любом общении – и для политики, и для поединков во всевозможных конфликтах, и для бизнеса, и для воспитания, и для любви. Недаром говорят о профессионалах любой области, достигших вершин мастерства: артист своего дела.
      Артистизм – приведение в действие скрытых резервов нашей Внутренней Свободы: управление неуправляемым или недостаточно управляемым.
      Как врач, пожелал бы каждому, чтобы лицо успешно работало не только как выражалище и скрывалище наших состояний, чувств, мыслей, но и как пульт управления ими. Это реально.

ИЗ ОПЫТА САМОГИПНОЗА

    Не откровение: самый сильный на свете гипнотизёр – человеческое лицо; я много об этом писал, в том числе в книге "Гипноз без гипноза" ("Наемный бог"). Но мало кто знает, что лицо – не только гипнотизёр, но и САМОгипнотизёр, и не только путём созерцания своей персоны (ох, эти селфи!..), но и через другие, тонкие ощущения.
      Гипнотерапией занимался долго и всячески, и сейчас занимаюсь по надобности. Извлек из этой практики для пациентов и для себя два простых способа быстро, секунд за 15 -20, освободиться от напряжения, волнения, тревоги, страха, раздражения, гнева, тоски, бессонницы... Глубоко успокоиться, расслабиться и почувствовать тихую радость дышать и жить. А если нужно, и вздремнуть, и поспать.
      Оба способа взаимосвязаны и работают через лицо, но не для гипноза, а для САМОгипноза. Маша покажет, прокомментирую.

    ЛИЦЕВОЙ САМОГИПНОЗ
      Способ первый: ПАССЫ

    ~Принять удобное положение – сидя, лежа или полулежа,
      можно и стоя свободно...
      ~дышать свободно...
      ~слегка расслабить руки, стряхнуть зажимы...
      ~приблизить обе ладони к лицу на расстояние около
      10 сантиметров, плюс-минус...

      И МЕДЛЕННЫМИ ПЛАВНЫМИ ДВИЖЕНИЯМИ ВОДИТЬ ЛАДОНЯМИ ВДОЛЬ ЛИЦА – СВЕРХУ ВНИЗ И ОБРАТНО...

    Можно вести ладони и ниже лица – до середины живота и обратно. Это так называемые ПАССЫ – воздействие без дотрагивания, тепловым и биополевым энергоизлучением. Древний, веками проверенный способ гипнотизации. Вводит в релаксацию и углубляющийся гипнотранс. Применимо и к самому себе.

    ЛИЦЕВОЙ САМОГИПНОЗ
      Способ второй: ГИПНОМАССАЖ

    ~Удобное положение, свободное дыхание...
      ~все пять пальцев обеих ладоней мягко соприкосните с лицом, не нажимая
(кончики пальцев на лбу, примерно на линии волос)...
     
~МЕДЛЕННО ДВИГАЙТЕ ПАЛЬЦЫ СВЕРХУ ВНИЗ (для успокоения и релаксации – только сверху вниз, вверх будет другое воздействие – взбадривающее)...
     
~МЕДЛЕННЫЕ КРУГОВЫЕ ДВИЖЕНИЯ ВОКРУГ ГЛАЗ, ПО ВЕКАМ... ПОВЫШЕ И ПОНИЖЕ... ЩЕКИ, СКУЛЫ... ВОКРУГ РТА...ПОДБОРОДОК... НИЖНЯЯ ЧЕЛЮСТЬ...ВОКРУГ УШЕЙ... ОТ УШЕЙ К ПОДБОРОДКУ...
      ~Шею лучше не трогать. А голову так же мягко помассировать – хорошо
(если это делает кто-то близкий – еще лучше)...
     
~Спокойно и ровно дышим. Отпускаем себя...
      ~Хорошо сочетать оба способа: начать с пассов, потом самомассаж. Быстро придем в спокойное, приятное состояние. Легко и уснуть, и спокойно бодрствовать. Если болела голова – с большой вероятностью боль пройдет. Если была тяжелой, мутной – с большой вероятностью прояснится.

    О головных болях и болях в разных других частях тела (затрагивая и душевные) – в этом пятинедельном вебинар-цикле рассказ подробный, с демонстрацией способов снятия и предупреждения. А самые натуральные способы, не удивляйтесь, покажут вам младшие левишки, сами, слава Богу, от проблем этих далекие, не в пример папе, который и сам много чего претерпел и преодолел, и помог избавиться от тех же напастей и разных прочих не одной сотне страдальцев.

ЛИЧНОЕ ПРИГЛАШЕНИЕ
НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

    Друзья, и еще одна мелкая подробность, могущая стать приятной лично для меня. Вебинары наши начнутся ровно в тот день, когда ваш покорный слуга появился на свет: в понедельник 18 ноября участники получат первую лекцию, о которой я отчасти Вам рассказал, в четверг – встреча вопросов-ответов по ней в прямом эфире, и так дальше. Так что радостно жду Вас в день своего рождения и буду сердечно признателен, если вы, переслав этот пост или ссылку на него, или только эту – пригласите ко мне еще кого захотите и сможете. Если спросят, о чем там речь – ответ может быть кратким и исчерпывающим, как на баннере сайта:

Про Здоровье и Отношения

    Но лучше всё-таки перекинуть этот пост с Машей и ребятами, так веселее! :-)
      Смею думать, вам скажут за это спасибо, как говорю сейчас я.

Всего радостного и свободного,
и до скорых встреч!

бывают и просто сны

Знаете, друзья, иногда хочется, по тому анекдотцу про Фрейда и его дочку, просто увидеть сон. Просто сон. Просто сказать что скажется, сыграть что сыграется, подумать что подумается и поделиться этим, ответив заодно на бестактный вопрос мистера Фейсбука.
И как правило, едва лишь позволишь себе такое, обязательно сыщется доброжелатель, не преминущий со всей мыслимой деликатностью посоветовать: доктор, вы так нам нужны, вы такой эдакий, но вот в (политику, поэзию, историю, философию, бизнес, юмор, эзотерику, воспитание, патриотизм, ненормативную лексику, жизнь... нужное подчеркнуть, ненужное вычеркнуть, недостающее добавить) лезть вам не надо, не ваше это.
Милым таким советчикам всегда мысленно, а теперь вот и вслух, благодарно и ласково говорю: а идите вы. Да-да, вот туда, откуда. Вы поняли. А теперь идите. Вам там будет хорошо. А мне будет хорошо остаться в компании тех, кому. Да-да, в вашей, мои друзья. После врачебного предисловия позвольте поделиться новорожденным психотворением.


ТОЛЬКО ЧТО (раннеутреннее)

Но кто мы и откуда,
Когда от всех тех лет
Остались пересуды,
А нас на свете нет?

Пастернак

                                  МЛ
Обтачивает время нас, таская
туда-сюда прибойными волнами.
Не знали, кто такой и кто такая
те неизвестные, что были нами.

А эти, кто сегодня вот такие,
не ведают, какими будут завтра,
как пациент больного психозавра психиатра,

как шар бильярдный под прицелом кия.

Так  скалы рассыпаются на камни,
а звезды распыляются в песчинки.
Поспи, поспи... пускай твоя рука мне
во сне рисует детские картинки.

Из ночных стихов

Все ведомо душе заранее:
прибой рождений, вал смертей...
А наше глупое сознание
как бюрократ не верит ей.

Стучался долго в эти двери я -
попасть всего-то лишь к себе -
на страже злое недоверие,
в мозгу засело КГБ.

Душа моя меня боится.
Душа моя - ночная птица,
умеет петь и говорить,
о чем - не смею повторить...

и вот это тоже весеннее, из книги "Одинокий Друг Одиноких"

Как много на свете веселой весенней мороки,
и в каждом ростке
повивальная дрожь перепонок,
и тянется к солнцу
набухший бутон как ребенок,
и каждый цветок – одинокий среди одиноких.
Премного печалей в подспудной глуби
скрывает мирок благодатей.
Примите хрустальную чашу любви
и времени даром не тратьте.
Как быстро уходят под землю живые потоки,
как бешено мчится по звездам
судьбы колесница,
и трудно понять,
то ли помнится жизнь, то ли снится,
стремясь в хоровод одиноких среди одиноких.
Забвенья не будет, хоть грудь разорви,
не прячьтесь, открыто страдайте.
Несите хрустальную чашу любви,
упасть и разбиться не дайте.
И сроки придут, и зажгутся волшебные строки,
и сказку опять перескажем
своими словами…
не знаю, что будет потом,
но сегодня я с вами –
весенний цветок,одинокий среди одиноких.
Как сладко отдать откровенья свои
растрепанной школьной тетради...
Храните хрустальную чашу любви,
спасите ее Бога ради

            

просто стихи

В одной из моих книг, кажется, публиковалось, а может и здесь, проверять неохота.
Не от момента - что-то всегдашнее.
.

Вновь одиночество ночное
остановилось у кровати,
и сердце с мир величиною

не знает как себя истратить
и рвется, разум отрицая,
гулять с голодными ветрами,
и тусклая звезда мерцает,
как волчий глаз, в оконной раме.


Погибнуть упоительно легко.
Ты рядом спишь. Ты страшно далеко.
Не встретиться. Тоска неутолима.
Ты рядом спишь. А жизни наши мимо
друг друга мчатся, мчатся в никогда,
как дальние ночные поезда.

Я призываю в душу благодарность
за нашу неразгаданную парность,
за то, что можно прямо здесь, сейчас
тебя обнять, не открывая глаз,
чтобы не видеть мрака преисподней.
За необъятность милости господней,
за свет звезды, за свой бессонный дар,
за то что демон затаил удар…

ЛЮБИТЬ ЗНАЧИТ ДОГАДЫВАТЬСЯ, увертюрный верлибр к выходящей книге.

Догадывайся

С раннего детства пронзила меня
жалость к смертным созданиям, с раннего детства
душа только и делала, что залезала под шкуры чужие
и там, в ослепительной тьме, находила себя,
нищую, голую, беззащитную, глупую и дрожащую,
а под собственной шкурой – других,
невесть откуда в нее залезавших,
немых и беспомощных, ослепленных, парализованных тьмой.
Эй, приглядись, – бормотал кто-то сильный,
самоуверенный с виду, – внимательней приглядись
и о страхе моем и о слабости догадайся,
прошу, догадайся…
О, посмотри! – умолял первостатейный слабак, –
пристально посмотри – я не такой, какой есть, –
сильный я, страшно сильный, ну, видишь?! –
силу мою догадкой можно расколдовать,
только догадкой – прошу, догадайся!
Эх, вот бы кто-нибудь догадался, что я не гад, –
шептал, озираясь, подонок, хищный мерзавец, –
вот я бы и стал хорошим, а может даже святым,
полюбил бы кого-то и раз бы в жизни правду сказал,
не гад я, не гад, только кто-нибудь догадался бы…

С раннего детства мне велено ползать в ослепительной тьме
и о свете догадываться

Доктор Мозг выходит на работу

Вот, друзья, а теперь немного о лично приятном, и как надеюсь, не только лично. Моя новая книга «Доктор Мозг. Записки Бредпринимателя. Избранные рецепты осмысленной жизни» выходит в свет и на днях поступит в магазины.

Доктор Мозг
Записки бредпринимателя
Избранные рецепты осмысленной жизни
В этом трехэтажном заглавии отражены главные линии, основные слои 382-страничного повествования. О мозге и мозговедении, о нейронауке, ее истории, состоянии и перспективах. О ближайших родственницах нейронауки – психологии, психиатрии, психотерапии. О людях, этим занимающихся (не исключая и автора), об их собственной психологии и психиатрии, о судьбах, характерах и болезнях исследователей и врачей.
О душевной жизни, со всеми ее страданиями, радостями, чудесами, кошмарами, озверениями, озарениями. О разуме больном и здоровом. О жизни как таковой. О том, как справляться с неизбежным, как делать невозможное возможным и сверх того.
Постарался, как и другие свои книги, сделать и художественным произведением, и пособием для самопонимания и понимания других. Сквозь всю ткань книги проходит практикум самопомощи и саморазвития: 30 новых рецептов от Доктора Мозга. Книга на жизнь, которая будет еще продолжена.

Вкратце содержание и вид обложки.


 

Обещанное продолжение из "ЛЮБИТЬ ЗНАЧИТ ДОГАДЫВАТЬСЯ"

Пароль Александра Галича

Чтобы обнаружить присутствие, - видеть, слышать или еще как-то чувственно воспринимать дух Ушедшего вовсе не обязательно. Достаточно каким угодно посредством получить некую информацию, которую можно получить только оттуда – от Имярека. Получить, другими словами, опознавательный знак, пароль. Я получил такую информацию от мамы и бабушки через посредство Ванги, великого медиума; она их видела, слышала, а я, рядом сидевший, – нет; сообщения, мне переданные, по верности парольных деталей могли исходить только от них.

...Все те же семидесятые. В подмосковном писательском доме творчества «Малеевка» познакомился с милым сердечным человеком и очаровательной женщиной, поэтом Тамарой Жирмунской. Не знаю, будет ли приятно ей, ныне здравствующей, обнародование этого нашего маленького общего воспоминания, в котором я не усматриваю ничего дискредитирующего. Ну был грех, да: озоровали оба в ту пору любительским спиритизмом, крутили блюдечки. Разговорившись как-то в столовой за ужином, решили объявить себя сертифицированной медиумической парой и провели, смеха ради, несколько сеансов в небольших компаниях собратьев по перу. Руки на блюдце клали каждый попеременно вниз-вверх, через раз, чтобы никто не привыкал к роли «ведущего». Быстро вошли в функциональное взаимодействие по типу сообщающихся сосудов: внесловесный психомоторный резонанс, переходящий в обоюдный единый медиумический транс – состояние растворения в других сущностях. Время было как раз гадальное, святки, и добрые духи охотно предсказывали каждому, кто попросит, его будущее в самых радужных красках.

Смех смехом, а несколько попаданий случилось. Писателю Д. кто-то из великих классиков пера, кажется, Тургенев, напророчил неожиданный немаленький гонорар, и денежка не замедлила, мы об этом узнали еще там же, в Малеевке. Поэт В. получил уведомление – от кого бы вы думали? – конечно, от Пушкина Александра Сергеевича, вездесущего и всеведущего, – что не миновать ему женитьбы на любовнице, и таки да, вскоре пришлось, и В. не без оснований считал виноватым в этом неоднозначном событии не Пушкина, а меня. Не особо удачливому об ту пору литературоведу и критику В. С. его усопший тезка-однофамилец, великий философ, предсказал скорое отбытие заграницу, с последующим успехом и процветанием. В эмиграцию С. в тот момент подаваться не помышлял, предсказание  воспринял иронически, но уже через год оказался за бугром, издал там невозможную для издания здесь книжку и проснулся знаменитым.
Если кто-то скажет, что случаи эти либо простые совпадения, либо предсказания из класса самосбывающихся – реализующиеся внушения, – то будет процентов на 99 прав. Но что сказать о случае следующем?

Прослышав о наших спиритических достижениях, пригласила нас с Тамарой Жирмунской в гости Галя, вдова Бориса Балтера, замечательного писателя, ученика Паустовского, друга Окуджавы, Галича... Там, в Малеевке, Борис за год до кончины успел купить и достроить небольшой дом, в котором и собралась компания его друзей, человек около пятнадцати, литераторов и не только. Никого из этих людей, в том числе и Гали, хозяйки, ни Тамара, ни я не знали, но оказавшись среди них, сразу почувствовали себя в среде своих. Милая дружеская обстановка, вольные разговоры, шутки. Легкий ужин, чуть-чуть винца. Мы с Тамарой только пригубили в память Бориса, для медиумов-спиритов спиритус вини – табу. Да и остальной народ оказался на удивление малопьющим, в писательском мире такое скопление трезвенников – казуистика.

На просторной утепленной веранде гости уселись в три ряда. Спиритический столик с двумя стульями поставили на расстоянии около двух метров от ближнего ряда, так что мы, духооператоры, оказались как бы на сцене. Все как положено: пара свечей, круг с алфавитом, блюдце.
Тамара и я поднялись и произнесли, с перемежающимися репликами, совместную вступительную речь. Честно признались, что мы не волшебники, не мистификаторы, не фокусники, не параноики; что спиритические сеансы для нас всего лишь увлекательная игра, в которой, к нашему изумлению, случаются иногда необъяснимые прорывы в нечто таинственное, запредельное. Мы, конечно, не знаем, с кем мы в действительности общаемся, вызывая духов, – скорее всего, с самими же собой, со своим подсознанием или сверхсознанием. Но в мире нашем все связано со всем, и тайна бытия безгранична. Не можем отрицать посмертного бытия души, покинувшей тело, слишком уж много свидетельств этого накоплено у человечества. При всем уважении к госпоже науке не можем с полной решительностью исключить, что какие-то каналы или способы связи с Ушедшими у живущих есть или могут быть...
– Да понятно, мы тоже скептики, – нетерпеливо перебил один из Галиных друзей, пожилой усач, драматург Ш., – мистиков здесь, по-моему, нет, но давайте сегодня, раз уж мы собрались для такого дела, будем и вправду верить, что общение с умершими возможно. Поверим в это по Станиславскому, вживемся в «как если бы».
– Давайте! Давайте! – дружно поддержали присутствующие.
– Да, и еще, – Тамара выразительно посмотрела на Галю. – Просим не трогать... Не беспокоить... Кого угодно, кроме...
Ответный благодарный взгляд Гали. Все поняли эту просьбу.

Начали, блюдце поехало. Атмосфера была легкой, транс пришел быстро. Всех персонажей, которых мы вызывали по просьбам нашей маленькой аудитории, вспомнить сейчас не могу, но одного точно уж никогда не забуду.
– Ребят, а давайте поговорим с Сашей Галичем, – предложил усач. – Позовем, а?.. Он тут бывал тоже, дорогу знает.
Сердце подпрыгнуло – Александр Галич! Один из трех Великих Поющих Поэтов, гениальных отцов-основателей многочудесного племени позднесоветских бардов. Как и двое других, Высоцкий и особенно Окуджава, он был другом Бориса и Гали, приезжал и в этот дом, здесь тоже пел. Но ни мне, ни Тамаре не довелось побывать ни на одном из его концертов, никогда с ним не встречались. Только самиздатские стихи да магнитофонные записи...
Пошли вопросы-ответы про всякое разное, дух Галича или некто за него исправно отвечал, гости шумно реагировали, смеялись. Один спросил:
– Саша, а чего бы ты от нас хотел? Вот прямо здесь и сейчас – чего хочешь?
Поехало блюдце. Первым словом энергично и быстро выписалось:
                                                  БУКЕТ
Задержка секунд на восемь. Какая-то дрожь, тремор блюдца и рук, как у алкоголиков... Медленно пошло, пошло... подползло к букве М... Опять пауза... Быстрый бросок к букве И... Снова тремор... Еще бросок – к Т, и опять задержка.
                                             БУКЕТ МИТ
Все?.. Нелепо: букет – понятно, а что за мит?.. Нет, блюдце еще живет, руки не отпускает, хочет еще побегать...
   Ага – Ш... Н... А... П... С.

Стоп, вот теперь все. Руки наши, как пьяные, съезжают со столика, сидим выпотрошенные.
                                    БУКЕТ МИТ ШНАПС
– произношу вслух механически, уже на кончике языка понимая, что это какое-то странноватое, полузашифрованное русско-немецкое обозначение двух простых и закономерных желаний артиста после концерта: цветов и водки. Мне хотелось того же самого после массовых сеансов гипноза.

Поднимаю глаза на публику. Все оцепенело молчат. Солидный мужчина в переднем ряду съехал со стула и выпученными глазами смотрит в потолок. Дама в заднем ряду плачет, еще одна молча сияет. Наконец, заказчик разговора произносит тихо, почти шепотом:
– Он всегда так и говорил после концертов: «Ребята, ну а теперь букет мит шнапс». Вот именно так и говорил. (Обращаясь к нам). А вы знали, да?
– Нет, не знали. Ни разу его не видели. Никого из тех, кто знает его, не знаем. Не понимаем, почему так получилось.
–  Это ОН сказал, это ОН! Ребят, это ОН!  – а еще говорил: «ну, поехали допевать и допивать». Саша здесь, Саша с нами! Саш, а можно тебя еще спросить...
– Хватит, хватит, – запротестовала Галя. – Не надо... Дайте ему покой. Букет у нас есть. (Гости принесли в дом цветы для Гали). Шнапс тоже имеется, рюмочку для него нальем...

Букет мит шнапс – это она и была, парольная деталь: не угадать такое и не придумать. Единственным объяснением случившегося, кроме присутствия духа, могла бы быть телепатия: кто-то из гостей неосознанно вспомнил, что Галич произносил эти слова, возвращаясь с концертов, а кто-то из нас с Тамарой воспоминание это неосознанно с-читал с чужого мозга своим и передал движением блюдца. Версия вычурная и неправдоподобная. Лучше ничего не объяснять. Все было просто, естественно и прекрасно.

Макаревич сегодня

Вот здесь:

Когда вас стали обвинять в «предательстве родины», вы написали в блоге — «такое ощущение, что жизнь прожита зря». Сейчас, спустя время, вы бы повторили эту фразу?
Жизнь пока не кончилась, и это утешает. Но, понимаете, когда человек что-то делает — пишет стихи, пишет музыку, и его слушает огромное количество сограждан, и им нравится то, что он делает, у него возникает иллюзия, что те люди, которым нравятся результаты его труда, разделяют и его чувства, и его мысли. Вот это — очень большое заблуждение.
Вы заблуждались?
Конечно. В любом случае это интересный и важный опыт.

=
Мог бы подписаться с добавкой после "пишет музыку..."  - "книги, лечит, психотерапевтирует..."  Полный текст этого интервью - по ссылке.

Ну и не стоит слишком уж полагаться на текучие ощущения. Все не зря, Макар!

Украина и Киев глазами и душой Русского Человека

Есть - не пишется "был", а именно ЕСТЬ - чудесный, великий - это пишется смело - русский поэт Борис Чичибабин (Полушин), украинец по рождению и преимущественному месту жительства (Кременчуг, Харьков), русский по языку и культуре, русский этнически (хотя этника эта в различении с украинцами, как и с белорусами, весьма расплывчата и условна).

У меня такой уклон:
Я на юге — россиянин,
А под северным сияньем

Сразу делаюсь хохлом.


Современник мой - и опять же смело пишу - наш - современник всех нас, читающих русскую литературу и любящих русскую поэзию. Двадцать лет скоро как ушел, но по-настоящему еще только начал приходить и приходить будет долго и навсегда.

Том его произведений "И все-таки я был поэтом" харьковского издания 1998 года с дарственной надписью Лилии Карась-Чичибабиной, его вдовы, лежит у меня на рабочем столе. Часто заглядываю - как подышать кислородом.
И, как всегда бывает, когда открываешь страничку любимого великого поэта наугад, по внезапному импульсу, - говорится тебе то, что именно сегодня особенно нужно и всегда особенно верно.

Сегодня сразу, с лету открылся разворот с двумя стихотворениями об Украине.

С Украиной в крови я живу на земле Украины,
и, хоть русским зовусь, потому что по-русски пишу,
на лугах доброты, что ее тополями хранимы,
место есть моему шалашу.


Что мне север с тайгой, что мне юг с наготою нагорий?
Помолюсь облакам, чтобы дождик прошел полосой.
Одуванчик мне брат, а еще молочай и цикорий,
сердце радо ромашке простой.

На исходе тропы, в чернокнижье болот проторенной  ,
древокрылое диво увидеть очам довелось:
Богом по лугу плыл, окрыленный могучей короной,
впопыхах не осознанный лось.

А когда, утомленный, просил: приласкай и порадуй,
обнимала зарей, и к ногам простирала пруды,
и ложилась травой, и дарила блаженной прохладой
от источника Сковороды.


Вся б история наша сложилась мудрей и бескровней,
если б город престольный, лучась красотой и добром,
не на севере хмуром возвел золоченые кровли,
а над вольным и щедрым Днепром.

О земля Кобзаря, я в закате твоем, как в оправе,
с тополиных страниц на степную полынь обронен.
Пойте всю мою ночь, пойте весело, пойте о славе,
соловьи запорожских времен.


              КИЕВ

Без киевского братства
деревьев и церквей
вся жизнь была б гораздо
безродней и мертвей.

В лицо моей царевне,
когда настал черед,
подуло Русью древней
от Золотых ворот.

Здесь дух высок и весок,
и пусть молчат слова:
от врубелевских фресок
светлеет голова.

Идем на зелен берег
над бездной ветряной
дышать в его пещерах
святою стариной.

И юн и древен Киев -
воитель и монах,
смоловший всех батыев
на звонких жерновах.

Таится его норов
в беспамятстве годов,
он светел от соборов
и темен от садов

Еще он ал от маков,
тюльпанов и гвоздик, -
и Михаил Булгаков
в нем запросто возник.
(...)
Я в том не вижу худа,
не мыслю в том вины,
раз в киевское чудо
все души влюблены.

Ведь если разобраться,
все было бы не так
без киевского братства
ученых и бродяг.

Нас всех не станет вскоре,
как не было вчера,
но вечно будут зори
над кручами Днепра.

И даль бела, как лебедь,
и, далью той дыша,
не может светлой не быть
славянская душа.


Сколько глубинного понимания, сколько родства, сколько  благодарности и любви, сколько жизни, какая вечность.

А сегодняшний вопрос от Чичибабина - вот, следующим открылось:


И если жив ещё народ,
то почему его не слышно?
И почему во лжи облыжной

молчит, дерьма набравши в рот?